Вопросы юристу


ВС напомнил, в каких случаях невозможно взыскать неосновательное обогащение

Суд указал, что деньги, полученные в возмещение вреда, причиненного жизни, могут быть взысканы как неосновательное обогащение, только если их выплата явилась результатом недобросовестности со стороны получателя либо счетной ошибкой

ВС напомнил, в каких случаях невозможно взыскать неосновательное обогащение

По мнению одного из экспертов, ВС фактически допускает, что если умолчание потерпевшим о факте получения страхового возмещения от одного из страховщиков не будет признано недобросовестным поведением и при этом другой страховщик, не уведомленный о факте выплаты, также исполнит свои обязательства по договору, подобная ситуация допустима и соответствует закону. Двое других предположили, что истец недостаточно убедительно доказал факт недобросовестности ответчика.

Верховный Суд в Определении по делу № 41-КГ22-15-К4 от 26 июля указал судам, на какие обстоятельства стоит обратить внимание при рассмотрении дела о неосновательном обогащении в случае смерти супруга в ДТП.

15 апреля 2018 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате чего оба водителя – А. Пономарёва и В. Ненно погибли. Старший следователь СО ОМВД России по Белокалитвинскому району отказал в возбуждении уголовного дела в связи со смертью подозреваемой Пономарёвой.

Гражданская ответственность В. Ненно на момент ДТП была застрахована в ООО «Страховая компания “Сибирский Дом Страхования”».

28 декабря 2018 г. АО «АльфаСтрахование», застраховавшее автогражданскую ответственность Пономарёвой, выплатило жене погибшего В. Ненно – Людмиле Ненно 475 тыс. руб.

16 мая 2019 г. Людмила Ненно обратилась в страховую компанию с заявлением о страховой выплате. 17 октября ей перечислили страховое возмещение в размере около 240 тыс. руб.

Впоследствии узнав, что «АльфаСтрахование» выплатило страховое возмещение, СК «СДС» направила в адрес Ненно требование о возврате неосновательного обогащения, однако оно исполнено не было. Тогда страховая компания обратилась в Шахтинский городской суд Ростовской области с иском о взыскании неосновательного обогащения.

Удовлетворяя исковые требования, суд, руководствуясь ст. 1079 и 1102 ГК, исходил из того, что В. Ненно в момент ДТП управлял принадлежащим ему автомобилем, в связи с чем основания для осуществления страховых выплат в максимальном размере одновременно двумя страховщиками отсутствуют. Следовательно, получив страховое возмещение в 475 тыс. руб. от «АльфаСтрахование», Людмила Ненно полностью реализовала право на возмещение вреда в связи со смертью супруга. Суд также указал, что, обращаясь к истцу за страховой выплатой в мае 2019 г., Ненно не сообщила, что в декабре 2018 г. получила страховое возмещение в максимальном размере 475 тыс. руб. С выводами первой инстанции и их обоснованием согласились апелляция и кассация.

Людмила Ненно обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев жалобу, ВС сослался на п. 1 ст. 1102 и ст. 1103 ГК и отметил, что если доступен иск, вытекающий из соответствующих договорных правоотношений, материальным законом исключается применение кондикционного иска, имеющего субсидиарный характер по отношению к договорным обязательствам. Вместе с тем требование из неосновательного обогащения при наличии между сторонами обязательственных правоотношений может возникнуть вследствие исполнения договорной обязанности при последующем отпадении правового основания для такого исполнения.

Людмила Ненно, поясняется в определении, воспользовалась правом на получение страхового возмещения в связи со смертью супруга. При этом истец как профессиональный участник страховых правоотношений рассмотрел представленные ответчиком документы, признал произошедшее событие страховым случаем и добровольно произвел страховую выплату.

Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции не учел, что в соответствии с подп. 3 ст. 1109 ГК не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения зарплата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности получателя и счетной ошибки. Таким образом, деньги, полученные в возмещение вреда, причиненного жизни, могут быть взысканы как неосновательное обогащение, только если их выплата явилась результатом недобросовестности со стороны получателя и (или) счетной ошибки, пояснил ВС. В связи с этим юридически значимым являлось установление того, имела ли место со стороны ответчика недобросовестность в получении от СК «СДС» страхового возмещения и (или) была ли допущена счетная ошибка. В итоге Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

В комментарии «АГ» адвокат Московской городской коллегии адвокатов, эксперт в сфере страхового права Дмитрий Шнайдман посчитал определение интересным и неоднозначным. «Суд фактически допускает, что если умолчание потерпевшим о факте получения страхового возмещения от одного из страховщиков не будет признано недобросовестным поведением и при этом другой страховщик, не уведомленный о факте подобной выплаты, также исполнит свои обязательства по договору, подобная ситуация допустима и соответствует закону. Верховный Суд оставил вопрос окончательной оценки поведения потерпевшего как недобросовестного на усмотрение нижестоящих судов, но, на мой взгляд, умолчание потерпевшим о факте получения выплаты не может быть расценено иначе как недобросовестность и злоупотребление правом. В силу же ст. 10 ГК злоупотребление правом не допускается, и при установлении признаков его наличия суду надлежит отказать в защите права полностью либо частично», – пояснил эксперт.

Партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат назвал характерным для Судебной коллегии по гражданским делам отсутствие в определении оценки нормам материального права (Закона об ОСАГО), устанавливающим права и обязанности сторон этих правоотношений, которые являются ключевыми в части оценки законности действий ответчицы. Кроме того, добавил он, неясно, почему дело направлено в суд апелляционной, а не первой инстанции. «Как следует из содержания судебных актов по делу, изначально ответчица, действуя в соответствии с нормой п. 1 ст. 12 Закона об ОСАГО, реализовала право на получение страхового возмещения в полном объеме со страховщика виновника ДТП. Поэтому дальнейшее обращение за повторной выплатой за вред жизни второго участника ДТП (не являющегося третьим лицом в плане совместного причинения вреда при взаимодействии источников повышенной опасности) к своему страховщику идет вразрез с нормами Закона об ОСАГО. Видимо, ВС посчитал, что истец недостаточно убедительно доказал факт недобросовестности ответчика, что может явиться формальной причиной отказа во взыскании неосновательного обогащения согласно нормам ст. 1109 ГК», – заключил Павел Курлат.

Руководитель Правового центра «Капустин и партнеры» Андрей Капустин также обратил внимание, что истец в данном случае не представил доказательств недобросовестности ответчика в получении страхового возмещения. «В своей практике мы часто встречаемся с ситуациями, когда страховые компании предъявляют иски о взыскании неосновательного обогащения в рамках выплаченного страхового возмещения по договору ОСАГО (имущественного вреда; обычно предметом является излишне уплаченное страховое возмещение). Судебная практика Приморского края – в основном на стороне страховых компаний», – констатировал эксперт.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о