Вопросы юристу


ВС напомнил, при каких обстоятельствах возникает право собственности на объект движимого имущества

Суд подчеркнул, что у приобретателя автомобиля право собственности возникает с момента передачи ему этого ТС, а не в момент совершения регистрационных действий в его отношении

ВС напомнил, при каких обстоятельствах возникает право собственности на объект движимого имущества

Одна из экспертов отметила, что ВС вновь подтвердил механизм распределения бремени доказывания при реализации института прямого возмещения убытков, который позволяет сдерживать страховщика от злоупотреблений. Другая подчеркнула, что в законе нет указания на то, что у покупателя не возникает право собственности на транспортное средство после исполнения договора, если прежний собственник не снял его с регистрационного учета. Третий полагает, что определение Суда актуально в силу того, что одной из отличительных черт российского рынка купли-продажи подержанных автомобилей является несвоевременное совершение покупателем регистрационных действий в отношении приобретенного автомобиля.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 12 апреля № 78-КГ22-8-КЗ по делу об отказе страховой компании в осуществлении страховой выплаты ввиду спора о доказанности правомерного владения автомобилем причинителем вреда.

28 октября 2019 г. по вине водителя автомобиля «Мерседес» Г. Хадзиева произошло ДТП, в результате которого был поврежден грузовой фургон, принадлежащий Василию Бернарделли. Гражданская ответственность виновника ДТП была застрахована АО «СОГАЗ», а Василия Бернарделли – САО «ВСК», куда он и обратился в ноябре 2019 г. с заявлением о страховой выплате в порядке прямого возмещения ущерба. Однако страховая компания отказала ему со ссылкой на то, что полис ОСАГО причинителя вреда не действовал на момент ДТП.

В декабре того же года АО «СОГАЗ» также отказало Василию Бернарделли в страховом возмещении, отметив, что согласно имеющимся документам собственником «Мерседеса» на момент ДТП являлся М. Бабашов, который свою гражданскую ответственность не застраховал, а договор ОСАГО заключен с другим собственником этого автомобиля – Г. Хадзиевым.

В январе 2020 г. в адрес «ВСК» поступила претензия Василия Бернарделли об осуществлении страховой выплаты с приложением выполненного по его заказу заключения эксперта. В претензии он также просил возместить расходы на проведение экспертизы и уплатить неустойку. Его требования удовлетворены не были.

Далее Василий Бернарделли обратился к финансовому уполномоченному с требованием о взыскании страхового возмещения и расходов на проведение независимой экспертизы. Однако в марте 2020 г. финансовый уполномоченный принял решение о прекращении рассмотрения обращения на том основании, что Василий Бернарделли, владеющий грузовым фургоном, потребителем финансовых услуг не является.

Полагая отказ в выплате страхового возмещения неправомерным, Василий Бернарделли обратился в суд с иском к «ВСК», в котором просил взыскать страховое возмещение, неустойку, штраф, компенсацию морального вреда и судебные расходы в общей сумме около 833 тыс. руб.

Решением Петроградского районного суда г. Санкт-Петербурга в удовлетворении исковых требований было отказано. Суд установил, что собственник и страхователь автомобиля «Мерседес» являются разными лицами, а доказательств правомерного владения Г. Хадзиевым транспортным средством, а равно наличия трудовых и иных договорных отношений между ним и М. Бабашовым не представлено. В связи с этим первая инстанция пришла к выводу, что обязанность по страхованию гражданской ответственности владельцем автомобиля не исполнена, в связи с чем отказала в удовлетворении исковых требований. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с этим.

Впоследствии Василий Бернарделли обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, где поставил вопрос об отмене указанных судебных постановлений как незаконных. Рассмотрев дело, ВС напомнил, что в соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату при наступлении страхового случая возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор, причиненные вследствие этого события убытки.

Верховный Суд указал, что в соответствии с п. 1 ст. 936 ГК РФ, Законом об ОСАГО, Постановлением Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 № 58 страхователями по договору ОСАГО являются собственник либо иное лицо, владеющее ТС на законном основании, имеющие имущественный интерес в страховании своей ответственности. При этом страховой полис является подтверждением заключения договора обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства, наступление которой влечет обязанность страховщика осуществить страховое возмещение, пояснил ВС.

ВС отметил, что в рассматриваемом деле АО «СОГАЗ» застраховало гражданскую ответственность Г. Хадзиева как собственника автомобиля, использованием которого причинен вред потерпевшему в ДТП. Таким образом, Г. Хадзиев как владелец автомобиля застраховал риск наступления своей гражданской ответственности при использовании данного ТС, законность владения им названным автомобилем в момент произошедшего события не опровергнута, а обстоятельств недействительности или незаключенности договора страхования его ответственности судами не установлено. При этом заключение Г. Хадзиевым договора гражданской ответственности подтверждается выданным ему САО «ВСК» страховым полисом. Между тем указанные обстоятельства в нарушение приведенных положений материального закона какой-либо оценки суда апелляционной инстанции не получили, установил Суд.

Верховный Суд посчитал, что выводы судебных инстанций о правомерности отказа страховой компанией в осуществлении страховой выплаты нельзя признать обоснованными и соответствующими материальному закону. Он обратил внимание на то, что исходя из п. 2 ст. 218, ст. 233, ст. 130, п. 1 ст. 131, п. 1 ст. 454 ГК РФ транспортные средства являются движимым имуществом, в связи с чем при их отчуждении действует общее правило о возникновении права собственности у приобретателя с момента передачи ему этого транспортного средства. При этом суды установили лицо, являющееся собственником автомобиля «Мерседес» на момент ДТП, только на основании данных регистрационного учета ТС.

Между тем в соответствии с п. 3 ст. 15 Закона о безопасности дорожного движения допуск ТС, предназначенных для участия в дорожном движении на территории РФ, осуществляется в соответствии с российским законодательством путем регистрации ТС и выдачи соответствующих документов. Регистрация ТС без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается. Таким образом, Суд разъяснил, что регистрация ТС обусловливает его допуск к участию в дорожном движении, носит учетный характер и не является обязательным условием для возникновения на него права собственности.

ВС подчеркнул, что ГК РФ и другие федеральные законы не содержат норм, ограничивающих правомочия собственника на распоряжение транспортным средством в случаях, когда это транспортное средство не снято им с регистрационного учета. Отсутствуют в законодательстве и нормы о том, что у нового приобретателя транспортного средства по договору не возникает на него право собственности, если прежний собственник не снял его с регистрационного учета, добавил Суд.

С учетом изложенного, принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, Верховный Суд отменил определения апелляционной и кассационной инстанций, направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Комментируя определение, партнер МКА «Яковлев и Партнеры» Алина Тарасова отметила, что основной целью института прямого возмещения убытков в рамках страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств является защита права страхователя как экономически более слабой стороны на своевременное получение страхового возмещения.

Эксперт подчеркнула, что указанный порядок возлагает на страховщика бремя доказывания возникших сомнений относительно законности владения страхователем транспортным средством, сомнений в действительности договора страхования и т.д. ВС в анализируемом определении в очередной раз лишь подтвердил существующий механизм распределения бремени доказывания при реализации института прямого возмещения убытков, который позволяет сдерживать страховщика от злоупотреблений при принятии неправомерных отказов в выплате страхового возмещения, уточнила Алина Тарасова.

Управляющий партнер «Легес Бюро» Мария Спиридонова заметила, что транспортные средства действительно не являются недвижимой вещью, поэтому и вывод об отсутствии перехода права собственности ввиду отсутствия изменений в данных регистрационного учета нельзя назвать законным. Она отметила, что в законе нет указания на то, что у покупателя после исполнения договора не возникает права собственности на транспортное средство, если прежний собственник не снял его с регистрационного учета. Похожую позицию ВС выразил еще в 2017 г. в Обзоре судебной практики № 2, заметила эксперт.

Новый собственник обязан заключить новый договор ОСАГО в соответствии с Законом об ОСАГО, причем до совершения регистрационных действий, связанных со сменой владельца транспортного средства, но не позднее чем через 10 дней после возникновения права владения им, резюмировала Мария Спиридонова.

Адвокат МГКА, эксперт в сфере страхового права Дмитрий Шнайдман считает, что определение ВС является актуальным в силу того, что одной из отличительных черт российского рынка купли-продажи подержанных автомобилей является несвоевременное совершение покупателем регистрационных действий в отношении приобретенного автомобиля. Эксперт полагает, что ВС справедливо отметил: право собственности на объект движимого имущества переходит в момент его фактической передачи от продавца к покупателю, а не в момент совершения регистрационных действий в его отношении. Следовательно, для подтверждения имущественных прав на автомобиль предполагается достаточным наличие письменного договора его купли-продажи и акта приема-передачи к нему, пояснил эксперт.

Одним из документов, предоставляемых страховщику для заключения договора ОСАГО, согласно подп. «ж» п. 3 ст. 15 Закона об ОСАГО является документ, подтверждающий право собственности либо право владения страхователя на автомобиль, отметил эксперт. «В этой связи логично предположить, что, выдавая полис ОСАГО, страховщик проверил и убедился в наличии соответствующих имущественных прав страхователя. Изложенный в комментируемом определении подход ВС РФ закрепляет неоднократно ранее изложенную позицию о том, что проверка наличия и характера страхуемого имущественного интереса страхователя возлагается на страховщика, причем до заключения договора страхования», – прокомментировал Дмитрий Шнайдман.

Анжела Арстанова

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о