Вопросы юристу


ВС: Добросовестность частного обвинителя – не повод отказать реабилитированному в возмещении расходов

Суд указал, что реабилитированный имеет право на возмещение понесенных в связи с производством по уголовному делу расходов с лица, по заявлению которого начато производство, и в возмещении расходов ему не может быть отказано только на том основании, что ответчик своим правом не злоупотреблял

ВС: Добросовестность частного обвинителя – не повод отказать реабилитированному в возмещении расходов

В комментарии «АГ» один из адвокатов посчитал, что ВС фактически вывел ситуацию по вопросу возмещения расходов на юридические услуги оправданному по делу частного обвинения из действия общих норм ответственности по ГК и обосновал право возмещения лишь фактом оправдания, то есть, по сути, применив к ситуации по аналогии нормы соответствующего института УПК. Другой выразил уверенность, что определение отразится на судебной практике по реабилитации при делах частного обвинения и внесет в нее ясность.

Верховный Суд в Определении № 13-КГ22-2-К2 от 17 мая разъяснил нижестоящим судам, что фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя, не выступают в качестве критерия обоснованности либо необоснованности заявленных реабилитированным требований о возмещении судебных расходов.

Сергей Проскуряков обратился в порядке частного обвинения с заявлением о привлечении Александра Криволуцкого к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 «Клевета» УК. Приговором мирового судьи судебного участка № 4 Октябрьского района г. Тамбова от 15 сентября 2016 г., оставленным без изменения апелляцией, Криволуцкий был оправдан за отсутствием в его деянии состава преступления, за ним признано право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

22 сентября 2017 г. этот же мировой судья вынес постановление о взыскании с Сергея Проскурякова процессуальных издержек: расходов на оплату услуг представителя Александра Криволуцкого и транспортных расходов, однако впоследствии апелляция постановление отменила и прекратила производство. При этом суд апелляционной инстанции отметил, что вопрос о взыскании транспортных расходов и расходов на оплату услуг представителя подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Тогда Александр Криволуцкий предъявил иск к Сергею Проскурякову о возмещении расходов реабилитированного лица по уголовному делу частного обвинения в размере более 87,5 тыс. руб. и взыскании компенсации морального вреда в размере 100 тыс. руб.

Суд первой инстанции отметил, что, исходя из правовой природы названных расходов, к ним подлежат применению нормы, регулирующие аналогичные правоотношения в гражданском процессе, а именно содержащиеся в ст. 98–100 ГПК. В связи с этим он пришел к выводу, что доводы ответчика о добросовестном заблуждении не имеют правового значения, поскольку основанием для возмещения названных расходов является сам факт принятия судом решения в пользу одной из сторон, а их размер должен отвечать требованиям разумности и справедливости, обеспечивать баланс процессуальных прав и обязанностей сторон. Суд, приняв во внимание фактические обстоятельства дела, объем оказанных представителем услуг, продолжительность рассмотрения уголовного дела частного обвинения и ходатайство ответчика о чрезмерности заявленной истцом суммы, пришел к выводу о взыскании с Сергея Проскурякова возмещения расходов на оплату истцом юридических услуг 12 тыс. руб. и 15 тыс. руб. на возмещение транспортных расходов, а также расходов на уплату госпошлины, в остальной части в иске было отказано.

Апелляция изменила решение первой инстанции, увеличив размер взысканных транспортных расходов почти до 50 тыс. руб. Однако определением судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 29 октября 2020 г. апелляционное определение было отменено в части разрешения требований о взыскании понесенных убытков и направлено в этой части на новое апелляционное рассмотрение.

При повторном рассмотрении судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда не согласилась с выводами первой инстанции о применении норм гражданского процессуального права при разрешении требований о взыскании возмещения расходов на оплату юридических услуг и транспортных расходов и указала, что они не относятся к числу процессуальных издержек, а в рамках разрешения спора подлежат применению положения ст. 15 и 1064 ГК, устанавливающие правило ответственности за причинение вреда, – при наличии вины причинителя вреда. Отметив, что при рассмотрении спора не установлено злоупотребление правом со стороны ответчика, а сам по себе факт вынесения оправдательного приговора не предрешает вопроса о вине Сергея Проскурякова, апелляция не усмотрела правовых оснований для удовлетворения требований Александра Криволуцкого в названной части. С этими выводами апелляции согласился кассационный суд.

Александр Криволуцкий обратился в Верховный Суд, который посчитал, что сделанный судом апелляционной инстанции вывод о том, что при отсутствии злоупотребления правом со стороны ответчика исковые требования реабилитированного лица не подлежат удовлетворению, нельзя признать правильным.

Верховный Суд указал, что нижестоящие инстанции не учли позицию КС, изложенную в Определении
№ 1059-О/2013. Так, недоказанность обвинения какого-либо лица в совершении преступления по смыслу ч. 1 ст. 49 Конституции влечет его полную реабилитацию и восстановление всех его прав, ограниченных в результате уголовного преследования, включая возмещение расходов, понесенных в связи с данным преследованием. Взыскание в пользу реабилитированного лица расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием ее деятельности.

При этом, однако, возложение на частного обвинителя обязанности возместить лицу, которое было им обвинено в совершении преступления и чья вина не была доказана в ходе судебного разбирательства, понесенные им вследствие этого расходы не может расцениваться как признание частного обвинителя виновным в таких преступлениях, как клевета или заведомо ложный донос. Принятие решения о возложении на лицо обязанности возместить расходы, понесенные в результате его действий другими лицами, отличается от признания его виновным в совершении преступления как по основаниям и порядку принятия решений, так и по их правовым последствиям и не предопределяет последнего.

Соответственно, частный обвинитель не освобождается от обязанности возмещения оправданному лицу как понесенных им судебных издержек, так и причиненного ему необоснованным уголовным преследованием имущественного вреда (в том числе расходов на адвоката), а также компенсации морального вреда. Что же касается вопроса о необходимости учета его вины при разрешении судом спора о компенсации вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием, то, как указал Конституционный Суд в Определении от 28 мая 2009 г. № 643-О-О, реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины.

Согласно определению № 1059-О/2013, ст. 1064 ГК, не исключающую обязанность частного обвинителя возместить оправданному лицу понесенные им судебные издержки и компенсировать имущественный и моральный вред, следует трактовать в контексте общих начал гражданского законодательства, к числу которых относится принцип добросовестности: согласно ст. 1 данного Кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3); никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 1). Иными словами, истолкование ст. 1064 ГК в системе действующего правового регулирования предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учетом требований разумной достаточности и справедливости.

Таким образом, положения гражданского права, действующие в неразрывном системном единстве с конституционными предписаниями, в том числе с ч. 3 ст. 17 Конституции, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц и которая в силу ч. 1 ст. 15 Конституции, как норма прямого действия, подлежит применению судами при рассмотрении ими гражданских и уголовных дел, позволяют суду при рассмотрении каждого конкретного дела достигать такого баланса интересов, при котором равному признанию и защите подлежит как право одного лица, выступающего в роли частного обвинителя, на обращение в суд с целью защиты от преступления, так и право другого лица, выступающего в роли обвиняемого, на возмещение ущерба, причиненного ему в результате необоснованного уголовного преследования.

Верховный Суд резюмировал, что реабилитированное лицо имеет право на возмещение понесенных в связи с производством по уголовному делу расходов с лица, по заявлению которого начато производство по уголовному делу, и в возмещении ему таких расходов не может быть отказано полностью только на том основании, что ответчик своим правом не злоупотреблял. Такие фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя или о злоупотреблении им правом, могут быть приняты во внимание при определении размера подлежащих возмещению расходов, но не могут выступать в качестве критерия обоснованности либо необоснованности заявленных требований. Таким образом, ВС направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат АК «Рязанцев Лигал Групп» Александр Рязанцев назвал определение ВС существенным сдвигом в вопросе унификации позиций по официальному толкованию норм, регламентирующих вопросы возмещения расходов по оплате юридических услуг.

«Как мы знаем, в этом вопросе ситуацию можно охарактеризовать так: “кто в лес, кто по дрова”. Мало того что практика отличается в зависимости от вида судопроизводства – уголовное, гражданское, арбитражное, так она отличается и по позициям судов одной системы как по вертикали, так и по горизонтали. Во многом, конечно, это связано с тем, что в каждой процессуальной отрасли имеются свои институты, регламентирующие производство по возмещению расходов на юридические услуги, включая порядок, основания, размер, субъектов ответственности. Например, в одних институтах предлагается учитывать принцип разумности (гражданский процесс), тогда как в других (уголовный процесс) это не является правовым основанием, как следует из последней позиции КС РФ. И, наконец, есть ситуации по возмещению расходов на юридические услуги, которые не попадают ни под один из указанных процедурных институтов. Как и в описанном случае, практика стала признавать, что указанные суммы могут быть предъявлены по общим правилам ГК РФ о возмещении убытков», – указал адвокат.

Александр Рязанцев полагает, что ВС фактически вывел ситуацию по вопросу возмещения частным обвинителем расходов на юридические услуги оправданному по делу частного обвинения из действия общих норм ответственности (ст. 1064 ГК), где при определении деликтного состава устанавливается и вина причинителя вреда, и обосновал право возмещения лишь фактом оправдания, то есть, по сути, применив к ситуации по аналогии нормы соответствующего института УПК РФ, регламентирующего право на возмещение расходов оправданному по делам публичного обвинения лишь на факте оправдательного приговора.

При этом Александр Рязанцев отметил, что при оценке ситуации даже через призму ст. 1064 ГК и ссылках на то, что факт оправдательного приговора сам по себе еще не означает вину частного обвинителя, который мог добросовестно заблуждаться, именно указанными общими нормами установлена презумпция вины причинителя вреда. То есть вина частного обвинителя предполагается, если он не докажет обратное. Кроме того, вина причинителя вреда может быть как в форме умысла, так и в форме неосторожности. А факт остается фактом: расходы на юридические услуги не были бы понесены, если бы частный обвинитель не обратился с необоснованным заявлением в порядке частного обвинения. «Полагаю, что данное решение полезно и для формирования правовой культуры: граждане должны принимать взвешенное решение об обращении в суд и понимать, что необоснованные обращения могут повлечь для них существенные расходы. Судиться – дорого!» – резюмировал адвокат.

Адвокат практики уголовно-правовой защиты бизнеса МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков заметил, что оправдательное решение в порядке частного обвинения не влечет автоматического возмещения вреда частным обвинителем в полном объеме и без учета его вины в инициации процедуры преследования. В случаях же публичного и частно-публичного обвинений государство, напротив, берет на себя реабилитацию в полном объеме вне зависимости от правомерности (или неправомерности) действий должностных лиц, в производстве которых находилось уголовное дело. Обусловлено это различиями характера и особенностей обозначенных видов уголовного преследования.

Как указал Артем Чекотков, оправданный не лишается права на реабилитацию и вытекающих из нее прав на возмещение имущественного и морального вреда, чему корреспондирует также обязанность государства содействовать реабилитированному лицу в защите своих прав. Причиной этому служит сам факт уголовного преследования, которое по своей природе является публично-правовым явлением.

Адвокат отметил, что Верховный Суд руководствуется предложенным Конституционным Судом вариантом баланса между обозначенными положениями, развивая его. Возмещение вреда реабилитированному лицу производится в порядке ГК. Так, общей нормой при определении ущерба, нанесенного оправданному, выступает ст. 1064 ГК. При этом суды должны изучить фактические обстоятельства по делу в части поведения частного обвинителя (имело ли место заблуждение или злонамеренное поведение) в целях определения справедливого размера подлежащих возмещению расходов, а сам факт отсутствия злоупотребления со стороны частного обвинителя не лишает оправданного права на реабилитацию.

Артем Чекотков уверен, что определение отразится на судебной практике по реабилитации при делах частного обвинения и внесет в нее ясность.   

Марина Нагорная

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о