елхов и партнёры 

В ВС обжалована отмена оправдательного приговора из-за ссылки суда на недопустимые доказательства

В направленной в Суд кассационной жалобе указывается, что, если доказательство, полученное хотя и с нарушением уголовно-процессуального законодательства, подтверждает наличие неустранимых сомнений, оно может быть использовано для опровержения обвинения

В ВС обжалована отмена оправдательного приговора из-за ссылки суда на недопустимые доказательства

Защитники обвиняемых считают, что оправдательный приговор отменен по формальным обстоятельствам. По их мнению, его можно было изменить в части, где первая инстанция сослалась на видеозаписи, признанные недопустимыми доказательствами. При этом один из адвокатов подчеркнул, что готов добиваться оправдательного приговора при новом рассмотрении дела.

В Верховный Суд РФ 20 марта поступила кассационная жалоба в связи с отменой Верховным Судом Чувашской Республики оправдательного приговора. Апелляция указала, что суд первой инстанции не должен был ссылаться в описательно-мотивировочной части приговора на видеозаписи, признанные недопустимыми доказательствами.

Причина для уголовного преследования

Надежда Иваницкая являлась заведующей отделением – врачом-судмедэкспертом в филиале Цивильского межрайонного отделения Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава ЧР. При учреждении находился магазин ритуальных принадлежностей ИП О. Ручниной, в котором был трудоустроен сын Иваницкой; в его обязанности входила подготовка тел к захоронению, но фактически эти услуги оказывала его мать. Оплату услуг Надежда Иваницкая просила производить в магазине.

В том же магазине работала мать санитарки филиала Цивильского межрайонного патолого-анатомического отделения Бюро судмедэкспертизы Ольги Кузиной. После работы дочь помогала матери – вносила в кассу деньги, оформляла счета-квитанции и другие документы.

В 2016 г. в отношении Иваницкой и Кузиной было возбуждено уголовное дело. По версии следствия, Надежда Иваницкая, достоверно зная, что в соответствии с Правилами приема, регистрации и выдачи трупов в судебно-медицинских моргах и приказом начальника БУ ЧР РБСМЭ «О порядке выдачи трупов» запрещается взимание денежных средств с лиц, обратившихся за получением тел покойных родственников, сообщала обратившимся о том, что услуги морга, в том числе предпохоронная обработка тел, платные. Ольга Кузина, как посчитало следствие, принимала оплату в магазине ритуальных услуг и заполняла документы с целью придания законности действиям заведующей. Таким образом, как посчитали правоохранители, женщины похитили более 82 тыс. руб.

В итоге Иваницкую обвинили в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 «Мошенничество» и ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» УК; Кузину привлекли к ответственности в качестве пособника – по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 285 УК.

Оправдание в первой инстанции

При рассмотрении дела в Цивильском районном суде Чувашии гособвинитель Елена Волкова исключила обвинение Иваницкой по ч. 3 ст. 159 УК как излишне вмененное. Кроме того, она попросила убрать указание на то, что подсудимые совершили преступные действия вопреки Правилам приема, регистрации, хранения и выдачи трупов. Гособвинитель указала, что 19 потерпевшим был причинен материальный ущерб, поскольку им не были оказаны ритуальные услуги, за которые они заплатили. Кроме того, был подорван авторитет Бюро судмедэкспертизы. В качестве доказательств совершенного преступления обвинение представило аудио- и видеозаписи, полученные в ходе ОРМ.

Подсудимые вину не признали. В частности, Надежда Иваницкая указала, что в Бюро судмедэкспертизы работала полдня, а предпохоронной обработкой тел занималась во внерабочее время, получая зарплату на имя сына. Ольга Кузина в свою очередь отметила, что помогала матери во внерабочее время и за работу в магазине не получала деньги или иные поощрения. Кроме того, она подчеркнула, что Иваницкая не является ее начальницей, поскольку они работали в разных филиалах.

В ходе судебного заседания потерпевшие пояснили, что при допросе следователем неверно понимали значение выражений «вскрытие трупов», «судебно-медицинское исследование трупа», «ритуальные услуги», в связи с чем их показания в суде отличаются от данных в ходе предварительного следствия. Большинство граждан, признанных потерпевшими, в суде указывали, что не имеют претензий к качеству оказанных Иваницкой услуг.

В результате суд оправдал обеих подсудимых, указав, что потерпевшим были оказаны услуги в полном объеме, а доказательств того, что был подорван авторитет учреждения, не имеется, поскольку в каждой квитанции указаны реквизиты ИП, а не Бюро судмедэкспертизы (приговор имеется у «АГ»).

Также суд подчеркнул, что представленные обвинением аудиозаписи не содержат информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного подсудимыми противоправного деяния.

Что касается видеозаписей, то первая инстанция трижды сослалась на них в приговоре. В первом случае суд указал на факт наличия видеозаписи, которая якобы подтверждает вину подсудимых, во втором он отметил, что на видеозаписи при разговоре о выборе ритуальных услуг Иваницкая отсутствует, следовательно, показания потерпевшей, показавшей ее присутствие, опровергаются. В третьем случае суд подчеркнул, что на видеозаписи Иваницкая всего лишь оформляет документы и информирует потерпевшего о работе магазина.

Кроме того, суд признал видеозаписи недопустимыми доказательствами, сославшись на позицию ЕСПЧ, выраженную в Постановлении «Ахлюстин против России». Он отметил, что наблюдение за Иваницкой в отсутствие судебного решения привело к вмешательству в ее частную жизнь, поскольку предусмотренное п. 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод понятие «жилище» может охватывать не только место проживания, но и место работы.

Прокуратура обжаловала приговор

Не согласившись с оправдательным приговором, прокуратура обратилась в Судебную коллегию по уголовным делам ВС Чувашской Республики. В апелляционном представлении (имеется у «АГ») указано, что Ольга Кузина, которая вносила полученные деньги в кассу магазина, также заполняла документы, чем придавала видимость законности получения платы за услуги. Кроме того, от владельца магазина, по мнению прокуратуры, она получала подарки.

Также в представлении указано, что Иваницкая совершила злоупотребление должностными полномочиями из корыстной и иной личной заинтересованности, поскольку ее сын был трудоустроен в магазине и ему, не выполнявшему работы, передавалась через Кузину зарплата.

В апелляционном представлении подчеркивается, что согласно ст. 37 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности в РФ деятельность учреждений, экспертных подразделений органов исполнительной власти субъектов РФ финансируется за счет средств местных бюджетов. Государственные судебно-экспертные учреждения вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юрлиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским, административным и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях. Судебно-медицинское исследование трупов по уголовным делам к указанным категориям не относится.

Кроме того, отмечается, что ввиду необоснованного оправдания подсудимых по предъявленному обвинению судом нарушен принцип уголовного судопроизводства, определенный в ст. 6 УПК и предусматривающий защиту прав и законных интересов потерпевших.

По мнению прокуратуры, суд нарушил уголовно-процессуальное законодательство, поскольку признал недопустимыми доказательствами видеозаписи, полученные в результате ОРМ, сославшись на практику ЕСПЧ.

Защитники настаивают, что оснований для отмены оправдательного приговора не было

В возражениях на апелляционное представление защитник Кузиной – вице-президент АП Чувашской Республики, адвокат Владимир Арапов – отметил, что гособвинителем не указано, показаниями каких конкретно потерпевших, свидетелей и как именно доказывается виновность оправданной.

Потерпевшие, указал он, заявили, что противоречия, связанные с написанием следователем в протоколах их допросов фраз и словосочетаний, якобы свидетельствующих о том, что они платили «за вскрытие трупов», возникли либо потому, что они не понимают и не могут пояснить разницу в понятиях «судебно-медицинское исследование трупа», «ритуальные услуги», «бальзамирование трупа», либо потому, что перед началом допроса следователь не объяснял им сущность понятий и их разницу. Некоторые отметили, что вообще не говорили таких слов, как «вскрытие трупа», а в таком виде их озвучил следователь и внес в протокол допроса.

Владимир Арапов подчеркнул, что никаких существенных нарушений норм уголовно-процессуального законодательства первой инстанцией допущено не было. «Сторона защиты полагает, что суд первой инстанции обоснованно и всесторонне дал надлежащую оценку представленным государственным обвинителем в качестве доказательств видеозаписям на DVD-R дисках… полученных в период с 10 декабря 2015 г. по 18 апреля 2016 г. в результате оперативно-розыскного мероприятия», – отмечается в документе.

Возражение на апелляционное представление также было подано защитником Надежды Иваницкой – адвокатом КА «Московский район» ЧР Мансуром Гайнуллиным.

Приняв апелляционное представление к рассмотрению, ВС ЧР отметил, что нижестоящая инстанция, обосновывая вывод об отсутствии в действиях обвиняемых признаков преступления, в качестве доказательств привела видеозаписи, признанные недопустимыми. В связи с этим Суд апелляционным определением от 18 января отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Доводы кассационной жалобы

Защитники обвиняемых обратились в Президиум ВС ЧР с кассационной жалобой, однако 25 февраля тот отказал в ее удовлетворении, после чего адвокаты подали аналогичную жалобу уже в Верховный Суд РФ.

В жалобе (есть в распоряжении «АГ») Мансур Гайнуллин и Владимир Арапов указали, что в соответствии с п. 15 Постановления Пленума ВС от 31 октября 1995 г. № 8 судам необходимо иметь в виду, что согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу. Кроме того, в п. 16 постановления указано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции), а также без выполнения требований ст. 75 УПК, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Адвокаты отметили, что из данного постановления во взаимосвязи со ст. 73 УПК следует, что, если доказательство, полученное хотя и с нарушением уголовно-процессуального законодательства, необходимо для обоснования недоказанности обвинения, или подтверждает наличие неустранимых сомнений, или порождает сомнение в причастности подсудимого к совершению преступления, оно может быть использовано для опровержения обвинения.

В жалобе также указано, что апелляция не учла тот факт, что приведенные в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора ссылки на видеозаписи не являлись для первой инстанции основными или единственными доказательствами. «Более того, в тексте апелляционного представления государственного обвинителя, поданного на оправдательный приговор Цивильского районного суда ЧР от 22 ноября 2018 г., вообще не было указано, каким образом видеозаписи …подтверждают виновность каждой из подсудимых в предъявленном им конкретном обвинении или подтверждают наличие и доказанность любого из иных обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК (даже в случае признания их допустимыми доказательствами)», – подчеркивает сторона защиты.

Отмечается, что в ходе апелляционного рассмотрения дела гособвинитель не ходатайствовал об исследовании и непосредственном просмотре коллегией видеозаписей, а также не совершал никаких активных действий по представлению суду иных конкретных доказательств виновности Иваницкой и Кузиной или установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.

Защитники указали, что даже если апелляционная инстанция посчитала существенным нарушением уголовно-процессуального закона тот факт, что суд первой инстанции, обосновывая свои выводы, в том числе об отсутствии в действиях оправданных признаков преступления, привел в качестве доказательства признанные недопустимыми видеозаписи, то это явилось бы основанием только для изменения в апелляционном порядке оправдательного приговора с исключением из его описательно-мотивировочной части ссылки на указанные видеозаписи.

Адвокаты попросили Верховный Суд отменить апелляционное определение и передать уголовное дело во вторую инстанцию на новое рассмотрение.

Адвокаты о деле

В комментарии «АГ» Владимир Арапов высказал мнение, что апелляция отменила приговор исключительно по формальным основаниям, хотя могла просто изменить его, исключив из мотивировочной части ссылки на три видеозаписи, поскольку оснований для оправдания было более чем достаточно. «Иные доводы прокуратуры не приняли во внимание потому, что они необоснованные, явно надуманные и опровергаются установленными судом доказательствами и иными фактическими обстоятельства дела», – пояснил адвокат.

Мансур Гайнуллин также считает, что поводов для отмены оправдательного приговора не было. «Была формальная причина, которую, если искать, всегда можно найти. Это такая мелочь, из-за которой можно было просто изменить в части приговор», – отметил он.

Адвокат подчеркнул, что намерен вновь добиваться оправдательного приговора. «Легче бороться сейчас, в новом рассмотрении. В крайнем случае можно обратиться в КС, поскольку основания для отмены приговора нет, недопустимые доказательства нельзя использовать для обвинения, но можно – для оправдания», – указал Мансур Гайнуллин.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о