частный юрист адвокат помощь юриста

В первом чтении приняты поправки в ГПК и КАС о порядке пересмотра дел по новым обстоятельствам

Законопроект, разработанный во исполнение решения Конституционного Суда, был внесен в Думу в апреле 2018 г.

В первом чтении приняты поправки в ГПК и КАС о порядке пересмотра дел по новым обстоятельствам

Один из экспертов «АГ» отметил, что формулировка новой ч. 4 ст. 397 ГПК оставляет «лазейки» для недобросовестного снижения социальных обязательств на будущее время, что противоречит позиции КС, который в своем постановлении прямо указывает на необходимость запрета придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в отношениях с государством. Второй ранее указывал, что после принятия изменений будет предотвращено внесение в ГПК поправок о признании новыми обстоятельствами определений Судебной коллегии Верховного Суда РФ, которые активно продвигал ВС ранее.

19 марта Госдума приняла в первом чтении законопроект № 448690-7, которым вносятся поправки в ГПК и КАС. Изменениями предлагается уточнить основания пересмотра и последствия отмены судебных постановлений по новым обстоятельствам. 

Стоит отметить, что законопроект, внесенный в Думу в апреле 2018 г., был  разработан во исполнение Постановления КС РФ от 17 октября 2017 г. № 24-П. 

Как ранее сообщала «АГ», дело объединяло жалобы семи граждан, так или иначе имеющих отношение к получению выплат по регрессным искам в связи с утратой здоровья во время работы в шахтах. Все заявители участвовали в судебных разбирательствах с региональными отделениями Фонда социального страхования РФ. По их искам вынесли положительные решения, которые затем были отменены в связи с принятием Верховным Судом определения по аналогичному делу с противоположным решением. 

В своих жалобах они оспаривали конституционность п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, в соответствии с которым ко вновь открывшимся обстоятельствам, влекущим пересмотр судебных постановлений, вступивших в законную силу, в том числе относятся постановления Президиума и Пленума ВС РФ. По мнению заявителей, положения этой статьи не соответствуют Конституции в той части, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют судам общей юрисдикции неправомерно расширять перечень законных оснований для пересмотра судебных постановлений, признавая новым обстоятельством определение Судебной коллегии ВС РФ, вынесенное по результатам рассмотрения другого дела в кассационном порядке.

Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемые положения ГПК РФ соответствуют Основному Закону. При этом Суд указал, что пересмотр вступивших в силу решений может быть обусловлен изменением практики применения нормы только уполномоченными на то органами Верховного Суда. Судебные коллегии ВС РФ к ним не относятся, а потому их определения не могут являться основанием для отмены вступивших в законную силу судебных постановлений, тем более по делам, которые не были предметом их рассмотрения. 

При этом Суд предписал внести в законодательство изменения, предусматривающие возможность пересмотра вступивших в силу решений только при условии указания в соответствующем постановлении Пленума или Президиума ВС РФ на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы по делам со схожими обстоятельствами. Кроме того, необходимо законодательно закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами власти. 

Предлагаемыми поправками предусматривается в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления при условии, что в соответствующем постановлении Пленума ВС или Президиума ВС содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами.

При этом предусматривается установление 6-месячного срока, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силу судебного постановления в связи с новым обстоятельством, предусмотренным п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

Стоит отметить, что изначально в своем проекте Минюст предлагал закрепить в ст. 397 ГПК и ст. 351 КАС недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или другими публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении. Теперь же данные поправки предлагается закрепить только в новой ч. 5 ст. 351 КАС.

Статью 397 ГПК предлагается дополнить новой частью и указать, что при пересмотре судебного акта права и обязанности граждан в их отношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), устанавливаются со дня вступления нового судебного акта в силу. При отсутствии установленных фактов недобросовестности со стороны заинтересованного лица не допускается обратное взыскание с граждан денежных средств или иного имущества, полученных ими на основании пересмотренного судебного постановления.

Между тем в заключении Правового управления Госдумы отмечается, что в Постановлении КС № 24-П/2017 федеральному законодателю предписано «закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях (пенсионных, жилищных, по предоставлению обеспечения в порядке обязательного социального страхования и др.) с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении».    

Также указывается, что проектируемая ч. 5 ст. 351 КАС не в полной мере отражает приведенную правовую позицию Конституционного Суда, поскольку  используемое в ней понятие «организации» может включать организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями.

Комментируя «АГ» поправки, старший юрист Института права и публичной политики Ольга Подоплелова отметила, что формулировка новой ч. 4 ст. 397 ГПК оставляет «лазейки» для недобросовестного снижения социальных обязательств на будущее время. «Этот подход противоречит позиции КС, который в своем постановлении прямо указывает на необходимость запрета придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в отношениях с государством. По большому счету, разработчики хотят оставить государству возможность снижать обязательства перед гражданами в судебном порядке. Однако КС в своем Постановлении № 24-П ориентирует на недопустимость такого регулирования», – подчеркнула она.

Кроме того, Ольга Подоплелова отметила, что ЕСПЧ также указывает на недопустимость единовременного лишения человека социальных выплат, которые составляют единственный источник его дохода. По ее мнению, данная позиция разработчиками закона не учтена, что может создать проблемы для наиболее уязвимых групп населения в будущем. «В текущем виде законопроект не в полной мере имплементирует позицию Конституционного Суда», – заключила юрист.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст, представлявшая интересы «регрессников» в КС, ранее отмечала, что после принятия поправок граждане как слабая сторона будут более защищены от произвольного толкования закона государственными учреждениями, а также будет предотвращено внесение в ГПК РФ поправок о признании новыми обстоятельствами определений Судебной коллегии ВС РФ, которые активно продвигал Верховный Суд ранее.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о