Вопросы юристу


В Думу внесен законопроект о порядке обжалования заключенными в СИЗО отказа в медосвидетельствовании

В Думу внесен законопроект о порядке обжалования заключенными в СИЗО отказа в медосвидетельствовании

В Думу внесен законопроект о порядке обжалования заключенными в СИЗО отказа в медосвидетельствовании

Ранее один из адвокатов отмечал, что избрание меры пресечения не может нести в себе цель причинения вреда жизни и здоровью лица, в отношении которого она избирается. Другая подчеркивала, что лишение содержащегося под стражей лица возможности до приговора обжаловать отказ в проведении медосвидетельствования причиняет такому лицу вред, который может оказаться невосполнимым. По мнению третьего, необходим комплексный подход, включающий безусловное право на медосвидетельствование лиц, как содержащихся под стражей, так и находящихся под домашним арестом.

Правительство внесло в Госдуму законопроект № 212392-8, направленный на обеспечение конституционного права лица, которому избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, на судебную защиту, на охрану здоровья и медпомощь. Проект подготовлен во исполнение Постановления Конституционного Суда № 16-П/2022.

Напомним, что в отношении заявительницы жалобы в КС Нины Мургиной в связи с обвинением ее в совершении преступлений по ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В ходе суда и следствия заявительница находилась под арестом. Эту меру пресечения женщина попыталась оспорить, утверждая о своей болезни сердца, препятствующей содержанию под стражей. Сделать ей это не удалось, как и оспорить отказ суда о направлении ее на медосвидетельствование, поскольку не допускается обжалование такого рода решений до вынесения приговора по уголовному делу.

Рассмотрев ее жалобу, Конституционный Суд разъяснил, что поскольку лица, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, обладают ограниченными возможностями самостоятельно заботиться о своем здоровье и безопасности, конституционное право на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется возложением на государство публично-правовой обязанности заботиться о жизни и здоровье заключенных.

Суд указал, что положения ст. 389.2 УПК допускают апелляционное обжалование постановления (определения) суда первой инстанции об отказе в направлении подсудимого на медосвидетельствование для установления у него заболевания, препятствующего содержанию под стражей, лишь одновременно с обжалованием итогового судебного решения по делу, исключая возможность незамедлительного апелляционного обжалования данного отказа. Данное обстоятельство, подчеркнул КС, влечет отложение этого вопроса на длительное время, поскольку нормативный срок содержания подсудимого под стражей до вынесения итогового решения суда составляет полгода и продлевается по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях каждый раз не более чем на три месяца.

В постановлении отмечается, что подобный порядок противоречит предназначению института медосвидетельствования лица, содержащегося под стражей, как гарантии его права на жизнь и на охрану здоровья, предполагающей своевременность оказания медицинской помощи, а также создает необоснованные препятствия для безотлагательного использования права на судебную защиту.

В связи с этим Конституционный Суд признал ч. 2 и 3 ст. 389.2 УПК неконституционными в той мере, в какой в соответствии с ними отсутствие итогового судебного решения по делу препятствует апелляционному обжалованию постановления (определения) суда первой инстанции об отказе в направлении содержащегося под стражей подсудимого на медосвидетельствование для установления заболевания, препятствующего содержанию под стражей.

В августе во исполнение постановления Минюст России разработал проект о внесении изменения в ст. 389.2 УПК РФ, и в этой же редакции проект был внесен в Госдуму. Законопроектом предлагается установить, что до вынесения итогового судебного решения апелляционному обжалованию будут подлежать судебные постановления или определения об отказе в направлении подсудимого, в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, на медосвидетельствование на предмет наличия у него тяжелого заболевания, включенного в перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей.

Ранее в комментарии «АГ» партнер, адвокат АБ FORTIS Юрий Лазарев подчеркивал, что охрана здоровья и медицинская помощь гарантированы каждому вне зависимости от его процессуального статуса, что следует из смысла ст. 41 Конституции РФ. Он отмечал: в законе прописано, что при избрании или продлении подсудимому меры пресечения суд должен оценить состояние здоровья гражданина и проверить на наличие тяжкого заболевания, свидетельствующего о невозможности дальнейшего содержания лица под стражей. «Вместе с тем на практике зачастую суды в данном вопросе исходят из оценки объективных медицинских данных, предоставляемых сторонами. Если в представленных медицинских документах прямо не указано наличие у подсудимого тяжкого заболевания, а имеет место лишь предположение его наличия и подтвердить его может медобследование, то в таком случае нигде не прописана возможность суда направить подсудимого на медобследование самостоятельно. Что в итоге и приводит к ограничению права таких лиц на охрану здоровья», – прокомментировал адвокат.

Юрий Лазарев подчеркивал, что избрание меры пресечения не может нести в себе цель причинения физических страданий лицу, в отношении которого она избирается, а также не может нести в себе цель причинения вреда его жизни и здоровью. «Своевременная реализация предусмотренных законом прав обвиняемого обеспечивает его доступ к правосудию и соотносится с принципом гуманизма. В случае принятия законопроекта надеюсь на изменение судебной практики и активное использование указанных положений всеми сторонами уголовного судопроизводства», – уверен он.

Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ ZKS Виктория Буклова указывала, что лишение содержащегося под стражей лица возможности до вынесения по делу итогового судебного решения обжаловать постановление (определение) суда об отказе в направлении на медосвидетельствование причиняет такой вред его правам, который может оказаться невосполнимым. «В связи с этим трудно переоценить оперативность подготовки законопроекта относительно даты вынесения Постановления КС РФ № 16-П и значение в предлагаемой формулировке», – считает она.

Как указывал адвокат АП г. Москвы, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков, разрешение вопроса о направлении лица на медосвидетельствование продолжает находиться в зависимости от позиции органа, избравшего в отношении него меру пресечения в виде стражи. Практически всегда суд, который выносил постановление об избрании меры пресечения в виде стражи, в дальнейшем рассматривает уголовное дело по существу, и очень часто это будет один и тот же судья, заметил он.

Юрий Меженков убежден, что для защиты прав обвиняемых нужен комплекс мер, который не должен ограничиваться только правом на обжалование. «Право на медосвидетельствование должно стать безусловным правом каждого обвиняемого, в противном случае любое указание суда о том, что при избрании меры пресечения было учтено состояние здоровья обвиняемого, является профанацией. Безусловно, это потребует дополнительных затрат на проведение экспертных мероприятий, но не стоит забывать, что речь идет лишь об обвиняемых, т.е. о невиновных людях, следовательно, они не могут быть лишены права как получать медицинскую помощь, так и содержаться в условиях, отвечающих безопасности их здоровья», – полагает адвокат.

По его мнению, необходим комплексный подход, включающий безусловное право на медосвидетельствование лиц, как содержащихся под стражей, так и находящихся под домашним арестом; внесение изменений в перечень заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ; включение медосвидетельствования в программу государственных гарантий и оплату данного вида медпомощи из средств обязательного медицинского страхования. «Необходимо не только расширить список заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, но и включить в него перечень заболеваний, препятствующих домашнему аресту, поскольку данная мера пресечения является не менее строгой, чем содержание под стражей, так как действующие нормы УПК запрещают лицам, находящимся под домашним арестом, даже прогулки, в отличие от стражи. Все эти меры позволят приблизить наше уголовное законодательство к общепринятым принципам гуманизма, человеколюбия и позволят фактически защитить права обвиняемых», – резюмировал Юрий Меженков.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о