Судейское усмотрение в уголовном процессе обсудили на Первом Московском правоприменительном форуме

На сессии, посвященной уголовному праву и процессу, участники форума рассмотрели материально-правовой и процессуальный аспекты судейского усмотрения

Судейское усмотрение в уголовном процессе обсудили на Первом Московском правоприменительном форуме

Спикеры затронули темы судейского усмотрения по отдельным экономическим составам, дискреционные полномочия суда при производстве по делам с участием присяжных, института наставничества в судейском сообществе, влияния судейского усмотрения на предпринимательскую деятельность.

21 ноября в рамках Первого Московского правоприменительного форума «Судейское усмотрение в практике судов города Москвы» была проведена сессия по уголовному праву и процессу, в рамках которой судьи, адвокаты, ученые и практикующие юристы обсудили реалии и перспективы реализации судейского усмотрения в ходе производства по уголовным делам.

Представитель Мосгорсуда задал тон дискуссии

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитрий Фомин отметил, что судьям очень полезна связь с наукой. Он предложил докладчикам обсудить не только материально-правовой, но и процессуальный аспект судейского усмотрения.

По его словам, отдельные ученые настаивают на том, что УПК не допускает судейского усмотрения. Сам спикер с ними не согласился, указав, что уголовно-процессуальный закон содержит немало норм, в соответствии с которыми судья вправе совершить какое-либо действие. При этом закон нередко не указывает, чем должен руководствоваться судья в том или ином случае, оставляя, соответственно, решение данного вопроса на его усмотрение.

Заместитель председателя Мосгорсуда согласился с наличием проблемы, ранее затронутой на пленарном заседании президентом ФПА Юрием Пилипенко. Дмитрий Фомин подтвердил, что мотивировки постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств нередко стандартны. Более того, с сожалением отметил он, они зачастую не только не ясны стороне, но и не отвечают на существо вопроса, заявленного в ходатайстве.

Ведущий научный сотрудник отдела уголовного, уголовно-процессуального законодательства, судоустройства ИЗиСП, к.ю.н. Владимир Руднев заметил, что, как ему представляется, нельзя путать судейское усмотрение с реализацией прав судьи. Судейское усмотрение предполагает необходимость выхода за рамки стандартного правоприменения и принятие нестандартного решения, пояснил он.

Отвечая на вопрос из зала о том, почему судьи часто отказываются пресекать волокиту со стороны следствия, Дмитрий Фомин отметил, что в отдельных случаях такое решение может быть справедливым.

Дискреционные полномочия – не вся деятельность судьи

Председатель первого состава Судебной коллегии по уголовным делам второй инстанции Московского городского суда Дмитрий Гордеюк в начале своего выступления отметил, что те проблемы, о которых говорят адвокаты, обсуждаются и в судейском сообществе. Порой судьи даже говорят о законодательных инициативах.

Спикер указал, что нельзя понимать под судейским усмотрением всю деятельность судьи. По его мнению, оно характеризуется такими признаками, как конкретность, законность, объективность и справедливость. Дмитрий Гордеюк пояснил, что под конкретностью необходимо понимать привязку к определенному делу и что не бывает судейского усмотрения по категориям дел. Относительно законности докладчик отметил, что судейское усмотрение возможно только в том случае, если оно прямо предусмотрено законом.

Дмитрий Гордеюк назвал ошибочным отнесение ряда полномочий судьи к сфере его усмотрения. Так, решение о возвращении дела прокурору, по мнению спикера, не может производиться по усмотрению судьи – он в данном случае не имеет права выбора. В том случае, если обнаружены обстоятельства, указанные в ст. 237 УПК, судья обязан возвратить дело вне зависимости от своего мнения.

Докладчик указал, что вопрос квалификации преступления также не должен расцениваться как судейское усмотрение. Дмитрий Гордеюк согласился с тем, что ряд составов традиционно сложно разграничить (например, ч. 4 ст. 111 и ст. 109 УК РФ). Однако, подчеркнул он, в данном случае также нет места свободе действий, поскольку судья должен изучить фактические обстоятельства и на их основании однозначно квалифицировать содеянное.

Дмитрий Гордеюк обратил внимание на то, что иногда судью принуждают обосновывать его отказ от реализации полномочия, очевидно относящегося к сфере судейского усмотрения. Так, нормы Уголовного кодекса позволяют при определенных обстоятельствах изменить категорию преступления на менее тяжкую. При этом Верховный Суд исходит из того, что суд обязан мотивировать отказ от применения ч. 6 ст. 15 УК. То есть, пояснил спикер, судью обязывают мотивировать отказ от реализации дискреционного полномочия.

Еще одна проблема в сфере судейского усмотрения, отмеченная докладчиком, – сложность определения конкретного срока или размера наказания. Он обратил внимание на то, что судье особенно непросто определиться в том случае, если законодатель устанавливает существенную разницу между низшим и высшим пределом. В частности, ч. 4 ст. 111 УК указывает лишь на максимальное наказание – 15 лет лишения свободы. То есть с учетом общей части уголовного закона суд вправе назначить наказание от 2 месяцев до 15 лет лишения свободы. По мнению Дмитрия Гордеюка, эта норма заложила основание для применения слишком широкого судейского усмотрения.

Судейское усмотрение по отдельным экономическим преступлениям

Советник АБ «ЗКС», профессор, заведующий кафедрой уголовного права факультета права НИУ ВШЭ, д.ю.н. Геннадий Есаков рассказал о судейском усмотрении при применении оценочных понятий уголовного закона в ходе рассмотрения дел о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Юрист отметил, что нормы гл. 22 УК содержат большое количество оценочных понятий, причем в отдельных случаях это видно не сразу. В частности, «крупный ущерб» применительно к ряду составов определен в денежном выражении. Однако не всегда предметом преступления являются деньги, в случае если им выступает имущество, указанный признак становится оценочным, пояснил Геннадий Есаков.

Спикер проиллюстрировал пределы судейского усмотрения на примере применения московскими судами ст. 201 Уголовного кодекса. По словам Геннадия Есакова, при схожем денежном выражении ущерба деяния квалифицировались по-разному. В одних случаях применялась только часть первая со ссылкой на существенность ущерба. В других – часть вторая, поскольку суды посчитали, что существенный ущерб может оцениваться и как тяжкие последствия.

Отдельно Геннадий Есаков отметил дискуссионность вопроса о возможности применения к ст. 201 УК РФ разъяснений Пленума ВС РФ о злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 286 УК РФ). Все это, по мнению докладчика, негативно сказывается на определенности и предсказуемости уголовного права.

Нужен ли наставник судье?

Одна из участниц форума спросила у судей, нет ли необходимости в развитии института наставничества в судейском сообществе? Судья Судебной коллегии по уголовным делам первой инстанции Московского городского суда Андрей Суворов ответил, что вопрос непростой из-за прямого указания на независимость судьи в законе.

По его словам, возможность советоваться и консультироваться с более опытными коллегами, конечно, есть. Определенные наставнические функции выполняет и председатель суда. Перед последним, по мнению Андрея Суворова, стоит непростая задача: с одной стороны, помочь при необходимости, а с другой – не переходить грань, поскольку такая помощь может расцениваться как внешнее воздействие на судью. Он отметил, что своеобразным наставником судей первой инстанции выступает апелляция.

Перейдя к своему докладу, Андрей Суворов рассказал о судье как о человеке и члене общества. Прежде всего он заверил собравшихся в том, что судьи готовы принимать участие в таких мероприятиях, однако это желание серьезно ограничено большой загрузкой и невозможностью каким-либо образом на нее повлиять.

При этом, как указал докладчик, это обстоятельство не может быть извинительным в том случае, если судья нарушает закон, в том числе в грубой форме общается с участниками процесса. В то же время необходимо понимать, что судьям, выносящим решения по уголовным делам, особенно непросто в том числе и потому, что судейское усмотрение в этой сфере серьезно ограничено требованиями закона, отметил спикер.

Андрей Суворов обратил внимание слушателей на то, что судья из-за своей должности всегда находится под давлением со стороны общества. «Вы не встретите в Москве пьяного судью за рулем, мы не злоупотребляем своими правами», – добавил он.

Как член экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена у кандидатов в судьи г. Москвы, спикер рассказал, что, принимая экзамен, комиссия всегда старается обратить внимание на человеческие качества кандидата, понять, сможет ли он выносить справедливые судебные решения. Такая необходимость, по его словам, связана и с тем, что больше такой серьезной проверки у будущего судьи не будет, как бы долго он ни оставался в профессии.

Завершая свое выступление, Андрей Суворов попросил относиться с пониманием к тому, что судьи крайне сдержанно отзываются даже о самых спорных нормах права. Спикер пояснил, что они не могут критиковать закон, поскольку относятся к той ветви власти, которая должна этот закон применять и не вправе оказывать влияние на власть законодательную.

Модератор сессии, член Совета АП г. Москвы, руководитель конституционной практики АК «Аснис и партнеры» Дмитрий Кравченко уточнил у судей, необходимо ли им право на «откровенное» обсуждение со сторонами важных обстоятельств дела и предварительной позиции суда по сложным делам?

Андрей Суворов назвал этот вопрос неоднозначным, отметив, что неправильно лишать судью права принимать решение самостоятельно в совещательной комнате. Дмитрий Гордеюк добавил, что иногда необходимо доносить до общества истинный смысл судебных актов по резонансным делам, который рядовым гражданам без дополнительных разъяснений зачастую непонятен.

Влияние дискреционных полномочий на присяжных заседателей

Доклад советника ФПА, адвоката АП г. Москвы, доцента кафедры уголовно-процессуального права МГЮА Сергея Насонова был посвящен пределам судейского усмотрения при разбирательстве дел с участием присяжных заседателей.

Он отметил, что в данном случае имеет место сложное консолидированное взаимодействие, в ходе которого уголовно-процессуальный закон дает достаточно широкий простор для реализации судейского усмотрения. Так, судья обязан поставить вопросы перед присяжными, однако он сам определяет, будут ли это самостоятельные вопросы или один, соединяющий в себе все три вопроса, указанные в ч. 1 ст. 339 УПК.

При этом Сергей Насонов подчеркнул, что судейское усмотрение имеет свои пределы. Так, в указанном случае судья не вправе произвольно решать, каким образом будут поставлены вопросы. Ему необходимо учесть объем и требования ясности, поскольку вопрос должен быть понятен присяжным заседателям. Второе ограничение, отмеченное докладчиком, – позиция стороны обвинения и защиты.

Еще одна сложность, по словам адвоката, – тот факт, что почти всегда судьи отклоняют ходатайства защитников об исключении доказательств как недопустимых на стадии предварительного слушания, мотивируя это тем, что после исследования они также могут быть исключены. Однако при таком подходе не учитывается природа суда присяжных заседателей, подчеркнул докладчик. Он пояснил, что крайне сложно получить оправдательный вердикт после того, как прокурор сослался на явку с повинной.

По мнению Сергея Насонова, судейское усмотрение касается и напутственного слова председательствующего. Спикер согласился с тем, что УПК предъявляет требования к содержанию речи судьи, однако не указывает, в частности, на объем разъяснений. При этом адвокат отметил, что изучил ряд напутственных слов, большая часть из которых, к сожалению, были практически идентичны.

Сергей Насонов добавил, что иногда речь председательствующего может только запутать присяжных. По его словам, нередко в одном и том же напутственном слове встречается отсылка к допустимости наличия разумных сомнений и одновременно с этим – к недопустимости каких-либо сомнений. Это говорит о неверной реализации судьей своих дискреционных полномочий, указал адвокат.

Влияние судейского усмотрения на судьбу бизнеса

Общественный уполномоченный по защите предпринимателей в уголовном процессе Уполномоченного по защите прав предпринимателей в г.Москве, старший партнер АБ «МАГРАС» Екатерина Авдеева рассказала о судейском усмотрении и уголовно-правовых рисках ведения предпринимательской деятельности.

Адвокат отметила, что бизнес в случае уголовного преследования нуждается в более пристальном внимании со стороны судей. Кроме того, как показывает практика, при реализации дискреционных полномочий судьи зачастую не учитывают специфику предпринимательской деятельности, сообщила она.

Спикер рассказала о том, что нередко предпринимателей необоснованно заключают под стражу. В качестве возможного способа ограничения судейского усмотрения Екатерина Авдеева предложила использование онлайн-трансляций при проведении судебных заседаний, в ходе которых избирается мера пресечения.

Еще одна гарантия, обозначенная докладчиком, – распространение на все экономические составы действия ст. 81.1 УПК, устанавливающей порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам об отдельных преступлениях в сфере экономики.

Екатерина Авдеева также отметила, что серьезные сложности при реализации дискреционных полномочий у судей вызывает понятие «сфера предпринимательской деятельности», определение которой в уголовном законе отсутствует. Адвокат подчеркнула, что в данном случае недопустимо слепое перенесение понимания, указанного в Гражданском кодексе, поэтому, по ее мнению, соответствующее определение необходимо закрепить в УПК.

Спикер указала и на иные проблемы предпринимателей, которые требуют скорейшего решения и нередко находятся в сфере судейского усмотрения. Среди них адвокат выделила необоснованное увеличение сроков давности, сложности при разграничении преступлений и иных правонарушений, а также расширительное понимание термина «сокрытие имущества».

В своем выступлении Екатерина Авдеева также упомянула о необходимости скорейшего принятия постановления Пленума ВС о практике применения законодательства об ответственности за налоговые преступления.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о