Вопросы юристу


Совфед одобрил закон об ответственности за дезинформацию о работе госорганов за рубежом

Поправки в КоАП, УК и УПК касаются публичных действий, направленных на дискредитацию и распространение заведомо ложной информации о работе российских органов власти

Совфед одобрил закон об ответственности за дезинформацию о работе госорганов за рубежом

Один из адвокатов с сожалением отметил очевидный перекос в сторону защиты государственных органов от критики в ущерб ст. 29 Конституции. Второй назвал поправки правильными и своевременными, поскольку дезинформация, в том числе и о работе государственных органов за рубежом, направлена на разложение российского общества и дискредитацию работы официальных структур.

23 марта Совет Федерации одобрил поправки в УК, УПК и КоАП, которыми устанавливается ответственность за распространение недостоверной информации о работе государственных органов России за рубежом.

Законами дополняются уже принятые и вступившие в силу нормы об административной и уголовной ответственности за распространение фейков о действиях вооруженных сил.

Так, наименование ст. 20.3.3 КоАП «Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности» дополняется словами «или исполнения государственными органами Российской Федерации своих полномочий в указанных целях». Соответственно, ответственность наступает за дискредитацию исполнения государственными органами полномочий за пределами России в целях защиты интересов страны и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности.

Проект закона
№ 9732-8 был внесен в Госдуму 28 октября 2021 г., предусматривал внесение изменений только в ч. 4 ст. 8.32 КоАП и касался нарушения правил пожарной безопасности. Однако во втором чтении 22 марта он уже был принят с поправками в ст. 20.3.3 КоАП.

Законопроектом
№ 9712-8 внесены изменения в УК и УПК. В частности, Уголовный кодекс дополнился аналогичными КоАП положениями об исполнении государственными органами России своих полномочий. Кроме того, изменения внесены в ст. 207.3 УК «Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации» – уголовная ответственность теперь наступает и за публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об исполнении государственными органами полномочий за пределами России в целях защиты интересов страны и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности.

Поправки в УПК касаются уничтожения или повреждения лесных насаждений, как и частично УК, поскольку изначально проект закона предусматривал внесение изменений только в ст. 261 УК и ст. 150, 151 УПК.

В комментарии «АГ» председатель МКА «СБ» Сергей Бадамшин заметил, что поправки – часть «спецоперационного права», нормы которого принимаются и действуют в сложившихся условиях, в рамках которых законодателю приходится изобретать новые формы, хотя, по его мнению, было бы достаточно введения чрезвычайного или военного положения, законодательство о которых уже давно принято и прописано.

Сергей Бадамшин отметил, что информация и дезинформация, также как и пропаганда, являются современными и эффективными видами оружия, обычно используемым сторонами конфликта. «Неудивительно, что законодатель стороны – инициатора “специальной военной операции”, ограничивая свободу слова и введя ответственность за дискредитацию действий вооруженных сил за рубежом, будет стремиться расширить категорию особо охраняемых субъектов, нуждающихся в защите государства», – отметил адвокат.

Дискредитация – это умышленные действия, направленные на подрыв авторитета, имиджа и доверия к кому-либо, умаление его достоинства и авторитета, заметил он. «Таким образом, вооруженные силы первыми попали в категорию “особой защиты” от дискредитации. Теперь, по мнению законодателя, наиболее нуждающимися в защите оказались действия государственных органов за рубежом, то есть защищенные многочисленными конвенциями дипломатические учреждения. При этом, на мой взгляд, странно, что законодатель обошел защитой подразделения Росгвардии, ФСБ России, МВД России и адвокатуры», – заметил Сергей Бадамшин

По словам адвоката, в проекте имеется очевидный перекос в сторону защиты государственных органов от критики действий в ущерб ст. 29 Конституции, которая все еще гарантирует каждому свободу мысли и слова, право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом; гарантируется свобода массовой информации; цензура запрещается. «Что касается составов новелл и отличия административного правонарушения от уголовного преступления, то в нормах применен прием повышения общественной опасности от кратности совершенного административного правонарушения. Долгий, нудный и в то же время нужный разговор на эту тему еще предстоит, но уже в иное время», – отметил он.

По мнению управляющего партнера, адвоката АБ FORTIS Вячеслава Земчихина, поправки являются составной частью блока законодательных инициатив, которые направлены на борьбу с «фейками» и той дезинформационной кампанией, которая была развязана против России. «Мне представляется это правильным и своевременным, поскольку дезинформация, в том числе и о работе государственных органов за рубежом, направлена на разложение российского общества, дискредитацию работы наших официальных структур. В конце концов, содержание УК РФ и КоАП должны отвечать реалиям сегодняшнего дня. Ни о какой незаконной цензуре в данном случае речи не идет, противостояние лжи и сохранение самосознания нации – это правильные и бесспорные вещи», – посчитал он.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о