Вопросы юристу


Предлагается изменить возрастные ограничения для назначения наказания в виде принудительных работ

Согласно законопроекту, возрастные ограничения будут приведены в соответствие с установленным пенсионным законодательством РФ возрастом, дающим право на назначение страховой пенсии по старости

Предлагается изменить возрастные ограничения для назначения наказания в виде принудительных работ

Один из адвокатов полагает, что законопроект носит технический характер и необходимость его принятия возникла в связи с увеличением пенсионного возраста в РФ. По мнению другого, законодательная инициатива не решит обозначенную КС проблему необходимости смягчения наказания в виде принудительных работ для пожилых осужденных, а лишь сдвигает ее до текущего пенсионного возраста.

Минюст России представил на общественное обсуждение проект
поправки в ст. 53.1 УК РФ, направленный на изменение нормы, регулирующей возрастные ограничения осужденных для назначения наказания в виде принудительных работ. Документ подготовлен во исполнение Постановления
Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2022 г. № 8-П.

Напомним, с жалобой в КС обратился Владимир Егоров, который был осужден на 10,5 лет колонии строгого режима. После отбытия более половины срока наказания он обратился в суд с ходатайством о замене неотбытой части принудительными работами. Со ссылкой на ч. 7 ст. 53.1 УК суд отказал в удовлетворении ходатайства, отметив, что принудительные работы не назначаются мужчинам, достигшим 60 лет, а Владимиру Егорову на момент обращения с ходатайством исполнилось 62 года. Суды вышестоящих инстанций поддержали это решение.

В жалобе в Конституционный Суд Владимир Егоров указал, что ч. 7 ст. 53.1 УК, по его мнению, не соответствует Конституции. Заявитель пояснил, что данная норма не предусматривает для мужчин старше 60 лет, осужденных к лишению свободы за совершение особо тяжкого преступления и фактически отбывших не менее половины срока наказания, в отличие от мужчин, не достигших такого возраста, права на замену неотбытой части наказания принудительными работами. Он добавил, что в жалобах во все три инстанции указывал, что ч. 2 ст. 19 Конституции запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной принадлежности, однако суды признавали данную ссылку на Конституцию незаконной.

В Постановлении № 8-П/2022 КС пришел к выводу, что мужчины старше 60 лет, осужденные за совершение особо тяжких преступлений к лишению свободы в колонии строгого режима, на временном отрезке от половины до двух третей срока наказания лишь по факту достижения указанного возраста оказываются полностью лишенными возможности реально претендовать на смягчение наказания, в то время как другие категории лиц, определенные по таким же – не зависящим от их воли и поведения, – критериям, имеют возможность смягчения наказания. КС подчеркнул, что именно в подобной ситуации находится заявитель жалобы.

Суд признал, что такое регулирование не соответствует принципу равенства, поскольку чрезмерно ограничивает право осужденных просить о смягчении наказания и право на судебную защиту. Таким образом, КС постановил, что ч. 7 ст. 53.1 УК, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования, не соответствует Основному Закону в той мере, в какой исключает замену неотбытой части наказания в виде лишения свободы принудительными работами осужденному мужчине единственно в силу достижения им 60-летнего возраста, даже если он отвечает всем иным необходимым для замены наказания нормативным условиям. Данная норма не сбалансирована в системе действующего правового регулирования гарантиями возможности применения иных вариантов смягчения наказания такому осужденному, добавил Суд. В связи с изложенным он обязал федерального законодателя внести в действующее правовое регулирование надлежащие изменения.

Во исполнение постановления КС Минюст разработал проект изменения в ч. 7 ст. 53.1 УК. Так, согласно текущей редакции данной нормы, не назначаются принудительные работы среди прочих женщинам, достигшим 50 лет, и мужчинам, достигшим 60 лет. Законопроектом предлагается заменить данную формулировку указанием на лиц, достигших возраста, дающего право на назначение страховой пенсии по старости в соответствии с законодательством РФ.

В пояснительной записке отмечается, что в связи с принятием в октябре 2018 г. поправок по вопросам назначения и выплаты пенсий с 2019 г. пенсионный возраст постепенно повышается (к 2023 г. – до 65 лет для мужчин и до 60 лет для женщин). Кроме того, в декабре 2019 г. были внесены изменения в УИК РФ, согласно которым ряд льгот для осужденных становится доступен по достижении возраста не 60 лет (для мужчин) и 50 лет (для женщин), а возраста, дающего право на страховую пенсию в соответствии
‎с пенсионным законодательством РФ, подчеркнули авторы законопроекта.

Адвокат АП г. Москвы Константин Кудряшов считает, что законопроект носит технический характер и необходимость его принятия возникла в связи с увеличением пенсионного возраста в РФ.

По его мнению, даже если поправка вступит в силу, то применяться будет редко. Адвокат указал, что для всех желающих заменить лишение свободы на принудительные работы в исправительных центрах ФСИН пока не хватает мест, а организовать подходящие рабочие места для возрастных осужденных с учетом состояния их здоровья непросто. «Когда эти проблемы будут решены, актуальность поправки возрастет. Пока от принятия законопроекта выиграет незначительное число осужденных – буквально “капля в море”. При оценке законопроекта считаю правильным руководствоваться принципом “судьба каждого человека важна”, поэтому оцениваю его позитивно», – подчеркнул Константин Кудряшов.

Адвокат добавил, что проект полностью решает проблему, обозначенную Конституционным Судом. «При этом хотелось бы отметить прозорливость законодателя. Поскольку конкретный предельный возраст для назначения исправительных работ заменяется отсылочной нормой, то, когда пенсионный возраст в стране будет увеличен в очередной раз, вносить аналогичные изменения в УК не потребуется», – резюмировал он.

Адвокат АП г. Москвы, партнер Адвокатского бюро «Бартолиус» Сергей Гревцов отметил, что, безусловно, приветствует такие изменения в том смысле, что с их принятием ряд граждан не будет иметь возрастного препятствия к назначению более мягкого наказания в виде принудительных работ. Однако, по мнению адвоката, обозначенную КС проблему замены строгого наказания принудительными работами для пожилых людей законодательная инициатива не решает, а лишь «сдвигает» ее до текущего пенсионного возраста.

«На мой взгляд, стоит основываться не на возрасте по паспорту, а на физическом состоянии человека. В связи с этим целесообразно было бы дополнить данный пункт УК указанием на возможность применения принудительных работ к лицам, достигшим пенсионного возраста, но по состоянию здоровья, подтвержденному медицинским заключением, способным надлежаще выполнять принудительные работы», – считает Сергей Гревцов.

Адвокат полагает, что в текущей редакции поправка может оказаться крайне несправедливой, если, например, за время рассмотрения вопроса о замене наказания принудительными работами женщине исполнится 60 лет, в связи с чем ей будет отказано по формальному признаку, особенно учитывая, что разумные сроки рассмотрения таких ходатайств порой нарушаются судами независимо от воли осужденных, заметил Сергей Гревцов.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о