Пленум ВС принял новое постановление по таможенным спорам

Разъяснения касаются вопросов, возникших у судов после вступления в силу 1 января 2018 г. Таможенного кодекса Евразийского экономического союза

Пленум ВС принял новое постановление по таможенным спорам

Один из экспертов «АГ» отметил, что из итоговой редакции постановления исключено указание на незаконные действия таможенного органа как на причину излишних перечислений, что расширяет перечень оснований для излишнего поступления денежных средств в бюджет и, соответственно, предоставляет больше возможностей для защиты прав плательщиков. Второй ранее отметил, что принятие данного постановления является одним из способов уменьшения количества судебных споров в области таможенного права.

26 ноября Пленум Верховного Суда утвердил Постановление «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза».

Документ разъясняет проблемы, касающиеся таможенной стоимости, классификации товаров, осуществления таможенного контроля, взыскания и возврата таможенных платежей, а также особенности рассмотрения дел с участием граждан.

Как сообщалось ранее, проект постановления Пленум ВС обсудил 31 октября 2019 г., по итогам заседания документ был отправлен на доработку. Тем не менее принятая редакция практически полностью идентична первоначальной, изменения коснулись лишь отдельных разъяснений о начислении пеней и возврате излишне уплаченных таможенных платежей.

Руководитель арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Виктор Петров, сравнив первую и итоговую редакции документа, отметил, что внесенные корректировки не носят критический характер, но вместе с тем расставляют акценты. «Так, в п. 29 проекта постановления акцент смещен в сторону судебной дискреции при рассмотрении вопроса об обязательной компенсации потерь бюджета, в предыдущей редакции для суда было установлено четкое правило, а не возможность выбора», – отметил он.

Юрист также обратил внимание на то, что в п. 34 исключено указание на незаконные действия органа как на причину излишних перечислений, что расширяет перечень оснований для излишнего поступления денежных средств в бюджет. «Таким образом, для плательщиков данное разъяснение предоставляет большую возможность защиты прав, чем предыдущая редакция», – прокомментировал Виктор Петров.

Ранее председатель АБ «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов указал, что принятие данного постановления является одним из способов уменьшения количества судебных споров в области таможенного права.

Общие положения постановления

В первую очередь Пленум ВС подчеркнул, что положения Таможенного кодекса имеют приоритет над иными международными договорами, за исключением Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г.

Суд напомнил, что актами, регулирующими таможенные правоотношения в РФ, также признаются решения Евразийской экономической комиссии. Однако если новое решение Комиссии противоречит сложившейся в РФ устойчивой практике классификации соответствующих товаров, то декларантам не могут быть доначислены таможенные платежи за период до принятия нового решения Комиссии. При этом в случае возникновения противоречий между положениями Договора, Таможенного кодекса и указанными решениями Комиссии применению подлежат нормы Договора и ТК ЕАЭС.

Предполагается, что российские суды при толковании и применении норм права Союза также должны учитывать акты Суда ЕврАзЭС. Однако приоритет международного права над внутригосударственным законодательством РФ не может приводить к нарушению гарантированных Конституцией прав и свобод граждан и организаций, указано в постановлении.

В документе также отмечается, что при возникновении споров о правильности применения ставок ввозных таможенных пошлин, в случаях, не указанных в ст. 35, 36 и 43 Договора, при отсутствии иного решения Комиссии применению подлежат ставки, определенные Единым таможенным тарифом Союза.

Верховный Суд указал на необходимость применения принципов таможенного регулирования, указанных в Генеральном приложении к Киотской конвенции от 18 мая 1973 г., среди которых неприменение существенных штрафов при неумышленном характере ошибок, допущенных в ходе декларирования товара, а также ограниченность сроков, в течение которых таможенные органы вправе начислять пошлины и налоги и принимать меры по взысканию задолженности.

Отмечается, что с учетом п. 2 ст. 12 Киотской конвенции ее соответствующие стандарты и рекомендации не являются обязательными для России. Однако они могут учитываться судами в качестве информации об организации соответствующих таможенных процедур и о международной практике таможенного обложения товаров при толковании Таможенного кодекса и иных международных договоров как дополнительное средство толкования.

Таможенная стоимость ввозимых товаров

Пленум ВС напомнил, что правила определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Союза, устанавливаются не только гл. 5 Таможенного кодекса, но и актами Комиссии, принятыми для обеспечения единообразного применения положений данной главы. При этом Пленум обратил внимание на тот факт, что эти правила необходимо применять с учетом ст. VII ГАТТ 1994 г. и Соглашения по применению указанной нормы. Кроме того, предполагается, что при отсутствии в нормативных актах положений по отдельным вопросам оценки товаров в таможенных целях, их недостаточной полноте или определенности суды могут учитывать консультативные заключения, информацию и рекомендации ВТО.

Подчеркивается, что при оценке информации, предоставленной для определения таможенной стоимости ввозимых товаров, судам следует исходить из достоверности таких сведений. Бремя опровержения этой презумпции лежит на таможенном органе.

«Наиболее актуальными и сложными вопросами для декларантов являются вопросы, касающиеся корректировки таможенной стоимости», – ранее отмечал Всеволод Сазонов. Он пояснил, что зачастую декларанты занижают действительную стоимость товаров, в результате чего бюджет получает таможенные платежи в меньшем объеме.

Адвокат также отметил, что и со стороны таможенных органов нередко возникают злоупотребления. Обычно они связаны с необоснованными решениями об отказе в принятии заявленной декларантом таможенной стоимости товара или о несогласии с выбранным декларантом способом ее определения. Еще одно злоупотребление, по словам Всеволода Сазонова, – несоблюдение процедуры перехода на другой метод определения таможенной стоимости товаров. «Неправильная классификация и кодирование товара могут привести к неправильному определению таможенной стоимости и размера таможенной пошлины, а также повлиять на применение льгот и определение необходимых для представления документов», – сказал эксперт.

В постановлении указано, что таможенная стоимость, определяемая исходя из установленной договором цены товаров, не может считаться количественно определяемой и документально подтвержденной, если, в частности, не представлены доказательства совершения сделки, на основании которой приобретен товар. Однако выявление недостатков в оформлении представленных документов, не опровергающих факт заключения сделки на определенных условиях, само по себе не может являться основанием для вывода о несоблюдении требований п. 10 ст. 38 Таможенного кодекса.

Согласно постановлению цена ввозимых товаров не может быть отклонена лишь потому, что таможенный орган посчитает ее слишком низкой по отношению к ценам на однородные (идентичные) ввозимые товары или стоимости, установившейся во внутренней торговле. В то же время если такое отклонение является существенным, то оно может рассматриваться как один из признаков недостоверного определения таможенной стоимости. В случае отсутствия в соответствующей базе информации об указанных выше сделках таможенный орган должен использовать для сопоставления данные иных официальных или общедоступных источников информации.

Пленум исходит из того, что отсутствие подтверждения заявленной таможенной стоимости и выявление признаков недостоверного ее определения сами по себе не могут выступать основаниями для вывода о неправильном ее определении. Это, как указано в документе, является основанием для проведения таможенного контроля, причем в ходе проверки декларанту должна быть предоставлена реальная возможность устранения возникших сомнений в достоверности заявленной им стоимости.

При этом таможенный орган обязан известить декларанта об основаниях, по которым представленные им документы и сведения не устраняют сомнений, в том числе с учетом иных собранных таможенным органом документов и полученных сведений. В свою очередь декларант вправе представить пояснения об экономических и иных разумных причинах значительного отличия стоимости сделки с ввозимыми товарами от ценовой информации, имеющейся у таможенного органа, которые должны быть приняты во внимание при вынесении окончательного решения.

С учетом того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля, новые доказательства могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа. «Такое ограничение должно внимательно исследоваться судами на предмет соотнесения с поведением таможенного органа. Если лицо не представило новые доказательства не в силу своего пассивного поведения, а в силу формального подхода таможенного органа к запросу таких документов, представляется, что право лица на состязательный характер судопроизводства не может быть ущемлено», – ранее отмечал Виктор Петров.

В постановлении подчеркивается, что при оценке правильности выбора и применения метода определения таможенной стоимости следует учитывать, что декларант имеет право предоставить дополнительную информацию, касающуюся заявленных сведений. Если же он не воспользовался такой возможностью, таможенный орган вправе определить стоимость тем методом, для применения которого у него имеются необходимые документы и сведения.

Также отмечено, что первый метод таможенной оценки основывается на учете цены, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, определяемой в соответствии с п. 3 ст. 39 Таможенного кодекса и увеличенной на ряд дополнительных начислений, перечень которых приведен в ст. 40 ТК ЕАЭС. При этом иные расходы покупателя, в том числе связанные с оплатой отдельных услуг продавца, не включаются в таможенную стоимость.

В постановлении подчеркивается, что незаявление или неполнота заявления одного или нескольких дополнительных начислений не является основанием для отказа в применении указанного метода, если при проведении таможенного контроля декларант предоставил необходимую информацию либо если она имеется в распоряжении таможенного органа.

Как указал Пленум ВС, декларант обязан подтвердить, что фактически уплаченная или подлежащая уплате за товар цена была установлена в отсутствие влияния на нее взаимосвязи сторон сделки, в том числе посредством раскрытия информации о ценообразовании. Данная обязанность возникает в тех случаях, когда указание о совершении сделки с ввозимыми товарами между взаимосвязанными лицами сделано при декларировании товаров либо взаимосвязь участников сделки установлена при проведении таможенного контроля и таможенным органом выявлены признаки недостоверного декларирования таможенной стоимости.

Классификация товаров для таможенных целей

В соответствии с позицией Верховного Суда при проверке обоснованности классификационного решения таможенного органа нижестоящим инстанциям следует руководствоваться Основными правилами интерпретации Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности ЕАЭС, а также принятыми в соответствии с ними решениями ФТС России и Комиссии по классификации отдельных видов товаров. Также нужно учитывать Пояснения к ТН ВЭД, рекомендованные Комиссией в качестве вспомогательных рабочих материалов.

Указывается, что при обосновании правильности классификации участники внешнеэкономической деятельности и таможенные органы вправе ссылаться на международную практику классификации ввезенных товаров в странах, использующих Гармонизированную систему, и представлять суду классификационные решения, принятые таможенными органами других стран и международными организациями, содержащие аргументацию классификации и иные подобные доказательства. «При этом указанные доказательства не имеют для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с иными доказательствами, обосновывающими правильность классификации товара в соответствии с ТН ВЭД», – разъяснил ВС.

Вопрос начисления пеней

В постановлении указано, что наличие в федеральном бюджете авансовых платежей и излишне уплаченных или взысканных таможенных платежей, превышающих по своему размеру величину произведенных доначислений, может свидетельствовать об отсутствии оснований для взимания пеней. Как отмечено в документе, в таком случае нет потерь казны, вызванных несвоевременным поступлением таможенных пошлин и требующих компенсации. Однако это может быть опровергнуто представленными таможенным органом доказательствами, в том числе сведениями об использовании (возврате) авансовых и таможенных платежей за соответствующие периоды начисления пеней, информации об иных причитавшихся к уплате таможенных платежах, относящихся к этому же периоду.

Данное правило несколько иначе было сформулировано в первоначальной редакции проекта постановления. Так, помимо авансовых и излишне уплаченных таможенных платежей в качестве переплат, исключающих возможность взимания пеней, были указаны налоги, а также специальные, антидемпинговые и компенсационные пошлины. Вторая часть нормы, разъясняющая порядок опровержения правила о невозможности начисления пени при обнаружении указанных переплат, отсутствовала вовсе.

При этом в обеих редакциях документа подчеркнуто, что суд не вправе уменьшить размер начисленных пеней, поскольку их взимание не является мерой ответственности.

Иные вопросы таможенного контроля и взыскания таможенных платежей

В документе указано, что проведение таможенного контроля после выпуска товаров не должно быть направлено на преодоление законной силы судебных актов, которыми ранее разрешен спор о правильности исчисления таможенных платежей в связи с имевшимися между декларантом и таможенным органом разногласиями, в том числе по определению таможенной стоимости, классификации, происхождению товаров.

В то же время не исключается возможность определения таможенной стоимости ввезенных товаров в большем размере, если о недостоверности ранее заявленной стоимости, кода товара или сведений о его происхождении свидетельствуют новые доказательства, полученные в ходе таможенного контроля, начатого после выпуска товаров. Кроме того, предполагается, что после выпуска товаров внесенные в декларацию сведения могут быть изменены или дополнены по результатам таможенного контроля в связи с обращением декларанта, если им выявлена недостоверность сведений, в том числе влекущих изменение размера таможенных платежей.

Относительно незаконного перемещения товаров несколькими лицами указано, что само по себе заключение физическим или юридическим лицом сделки с участником внешнеторгового оборота, допустившим незаконное перемещение товара, не является основанием для возложения на такое лицо солидарной обязанности по уплате таможенных платежей.

В своих разъяснениях Пленум ВС затронул и вопросы банкротства. Так, в постановлении указано, что если после ввоза товара в отношении лица, которым не исполнена обязанность по уплате таможенных платежей, возбуждено дело о банкротстве, то возможно применение к данным товарам мер задержания и обращения взыскания на такие товары.

Также отмечается, что в случае обращения таможенного органа в суд с требованием о взыскании таможенных платежей следует исходить из того, что непринятие декларантом мер по оспариванию решений таможенного органа, влияющих на исчисление таможенных платежей, уведомлений о не уплаченных в установленный срок суммах таможенных платежей не должно рассматриваться как согласие с предъявленным требованием.

Постановление также содержит указание на тот факт, что лицо, избравшее административный способ обжалования акта таможенного органа, не может быть ограничено в праве на судебную защиту. Поэтому период административного обжалования не включается в срок, предоставленный для обращения в суд.

Возврат таможенных платежей

Пленум подчеркнул, что при излишнем внесении таможенных платежей в связи с принятием незаконных решений по результатам таможенного контроля, а также при истечении срока возврата таможенных платежей в административном порядке заинтересованное лицо вправе обратиться суд с требованием о возложении на таможенный орган обязанности по возврату данной суммы в течение трех лет со дня, когда оно узнало или должно было узнать о том, что платеж является излишним.

В первоначальной редакции документа было указано, что обращение в суд с имущественным требованием о возврате излишних таможенных платежей, поступивших в бюджет в связи с незаконными действиями (решениями) таможенного органа, не предполагает необходимости соблюдения административной процедуры возврата. Из итоговой версии исключено упоминание о незаконных действиях (решениях) таможенного органа

Пленум ВС отметил, что при взыскании в пользу участников внешнеэкономической деятельности процентов в связи с излишним взысканием таможенных пошлин и налогов указанные проценты начисляются со дня, следующего за днем внесения таможенных платежей в бюджет, и до даты фактического возврата. «В ином случае добросовестные плательщики ставятся в худшее положение в сравнении с лицами, которые уклонялись от исполнения решения таможенного орган», – указано в документе.

По вопросу авансовых платежей разъяснено следующее. Если их расходование производилось как в добровольном, так и в принудительном порядке, то срок возврата неиспользованного остатка исчисляется с даты совершения последнего из указанных действий.

Особенности рассмотрения дел с участием граждан

Отмечается, что при установлении правового статуса физического лица для целей таможенного регулирования судам следует учитывать, что именно постоянное место жительства физического лица в государстве – члене ЕАЭС является обстоятельством, разграничивающим принадлежность физического лица к лицам соответствующих государств или иностранным лицам. Гражданство в данном случае не имеет значения.

Относительно товаров для личного потребления, в частности, указано, что установление факта последующей продажи товаров лицом, переместившим его через таможенную границу, само по себе не свидетельствует об использовании такого товара не в личных целях. «Вместе с тем систематическая (более двух раз) продажа … может являться основанием для отказа в освобождении от уплаты таможенных пошлин, налогов либо для отказа в применении порядка уплаты таможенных пошлин, налогов по правилам, установленным в отношении товаров для личного пользования», – сказано в документе.

Особое внимание в постановлении уделено особенностям уплаты таможенных пошлин и налогов в отношении временно ввезенного транспорта для личного пользования в связи с его невывозом в обозначенные сроки. Прекращение обязанности по перечислению соответствующих сумм в бюджет возможно, если до наступления срока их уплаты транспортное средство было уничтожено или безвозвратно утрачено вследствие аварии или действия непреодолимой силы. При этом о прекращении существования транспортного средства, как указано в документе, могут свидетельствовать невозможность проведения восстановительного ремонта, превышение стоимости ремонта по отношению к стоимости самого транспортного средства на момент аварии либо равенство этих сумм. Пленум исходит из того, что не нужно уплачивать таможенные платежи, если транспорт угнали или похитили, вследствие чего объективно невозможен его вывоз с таможенной территории.

«Возложение обязанности по уплате таможенной пошлины за отсутствующее транспортное средство, выбывшее из владения декларанта помимо его воли …, фактически является возложением финансовых обременений на декларанта при необеспечении государством защиты от посягательства на имущество добросовестного участника отношений, регулируемых таможенным законодательством, и тем самым – увеличением имущественного вреда, причиненного потерпевшему от преступления», – подчеркнул ВС.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о