Опубликована мотивировка решения о признании законным прекращения адвокатского статуса Марка Фейгина

Мосгорсуд указал, что шестимесячный срок, предусмотренный для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, течет с момента поступления сведений, указывающих на нарушение, а не с момента поступления любого обращения в адвокатскую палату

Опубликована мотивировка решения о признании законным прекращения адвокатского статуса Марка Фейгина

В пресс-службе АП г. Москвы отметили, что решение суда апелляционной инстанции является закономерным завершением обжалования решения совета палаты по дисциплинарному делу и окончательным подтверждением его законности и обоснованности.

В середине января на сайте Московского городского суда появилось обезличенное мотивированное апелляционное определение по жалобе Марка Фейгина на решение Хамовнического суда г. Москвы, в который тот обращался в связи с прекращением его статуса решением Совета АП г. Москвы.

Как ранее писала «АГ», дисциплинарное производство было возбуждено по жалобе адвоката Сталины Гуревич, поданной в связи с публикациями Марка Фейгина в Твиттере, которые содержали оскорбительные сообщения в адрес Гуревич и ее доверителя Ш. В итоге Совет АП г. Москвы вынес в отношении Марка Фейгина решение о прекращении статуса адвоката в связи с допущенными им нарушениями норм Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Не согласившись с решением совета палаты, Марк Фейгин обратился в Хамовнический суд г. Москвы. В исковом заявлении он указал, что обращал внимание Совета АП г. Москвы на то, что после появления сообщений в Твиттере Сталина Гуревич уже 25 июля 2018 г. направила жалобу в адвокатскую палату, а 4 августа президент АП г. Москвы Игорь Поляков вынес распоряжение об отказе в возбуждении дисциплинарного производства, о чем была уведомлена заявительница. Однако спустя почти два месяца адвокат обратилась в Минюст с аналогичной жалобой, после чего ведомство направило в палату представление о возбуждении дисциплинарного производства, в результате которого адвокатский статус Марка Фейгина был прекращен.

Он отметил, что датой обнаружения проступка следует считать первичное обращение Сталины Гуревич в АП г. Москвы, то есть 25 июля 2017 г. По его мнению, решение о прекращении адвокатского статуса вынесено спустя 9 месяцев после этого, тогда как п. 5 ст. 18 КПЭА предусматривает только шестимесячный срок для применения мер дисциплинарной ответственности в отношении адвоката.

Марк Фейгин попросил суд признать решение Совета АП г. Москвы о прекращении его адвокатского статуса незаконным и отменить его, а также восстановить его в членах адвокатской палаты.

Как следует из опубликованного обезличенного решения суда первой инстанции, довод об истечении срока был отклонен Советом АП г. Москвы как несостоятельный. Совет разъяснил, что признаки дисциплинарного проступка были впервые обнаружены в жалобе от 30 октября 2017 г., поступившей в палату в тот же день, а затем – в представлении Главного Управления Министерства юстиции по г. Москве, поступившем 31 октября 2017 г. Подчеркивается, что именно эти обращения явились поводами для возбуждения дисциплинарных производств, впоследствии объединенных в одном производстве. В связи с этим Хамовнический суд г. Москвы отказал Марку Фейгину в удовлетворении искового заявления.

Не согласившись с таким решением, он обратился в Мосгорсуд с жалобой. В апелляционном определении суд отметил, что первая инстанция правомерно отклонила ссылку Марка Фейгина на жалобу адвоката Сталины Гуревич, поступившую в адрес АП г. Москвы 25 июля 2018 г., поскольку положения п. 4 и 5 ст. 18 КПЭА указывают на необходимость исчисления шестимесячного срока, предусмотренного п. 5 ст. 18 КПЭА, с момента поступления сведений, указывающих на наличие в действиях адвоката признаков нарушения требований законодательства об адвокатуре, а не с момента поступления любого обращения в адвокатскую палату, включая обращение, не подлежащее рассмотрению и не являющееся поводом для возбуждения дисциплинарного производства.

Указывается, что жалобы Сталины Гуревич не тождественны друг другу, так как первая содержит сведения о распространении некорректных высказываний в отношении нее самой, тогда как во второй жалобе содержатся сведения о распространении Марком Фейгином некорректных высказываний не только в отношении адвоката, но и в отношении ее доверителя и иных лиц, имеющих в силу законодательства об адвокатуре самостоятельное право на уважительное отношение к ним члена адвокатского сообщества.

Как указал Мосгорсуд, в связи с тем, что в силу ст. 19 КПЭА поступок Марка Фейгина, нарушающий подп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, ряд положений Правил поведения адвокатов в интернете, п. 1 ст. 4 КПЭА и совершенный им в отношении своего процессуального оппонента и иных лиц, подлежал самостоятельному рассмотрению в Квалификационной комиссии и Совете АП г. Москвы, то ответчик правомерно произвел исчисление срока применения мер дисциплинарной ответственности после получения соответствующей жалобы.

Таким образом, Мосгорсуд определил оставить решение Хамовнического суда г. Москвы без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Как сообщили «АГ» в пресс-службе АП г. Москвы, решение суда апелляционной инстанции является закономерным завершением обжалования решения совета палаты по дисциплинарному делу и окончательным подтверждением его законности и обоснованности.

Марк Фейгин от комментария отказался.

Метки записи:   ,
Оставьте комментарий к этой записи ↓

Ваше имя *

Ваш email *

Ваш сайт

Ваш отзыв *

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.