Ваш маяк


Несовпадение предмета иска или его оснований исключает тождественность требований при подаче повторного иска

Как пояснил ВС, возможность отказа в принятии иска к больнице о компенсации морального вреда предусмотрена только в случаях, когда право на судебную защиту было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе

Несовпадение предмета иска или его оснований исключает тождественность требований при подаче повторного иска

По мнению одного из экспертов «АГ», определение Верховного Суда – значимый правовой акт в правоприменительной практике, так как он восстановил нарушенное право заявителя на судебную защиту и доступ к правосудию, гарантированные Конституцией. Другой отметил, что определение ВС защищает право более слабой стороны по делу и не допускает отказа в возмещении морального вреда по причине ранее допущенных формальных тактических ошибок.

Опубликовано Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 октября по делу № 91-КГ20-1-КЗ о взыскании компенсации морального вреда вдовой мужчины, скончавшегося вследствие некачественного оказания ему медпомощи фельдшером скорой помощи.

В июне 2014 г. Владимир Кобзев скончался из-за болезни, незадолго до смерти мужчине вызвали бригаду скорой помощи. Впоследствии правоохранительные органы возбудили уголовное дело в отношении Д. – фельдшера скорой помощи ГБУЗ Псковской области «Себежская районная больница» по факту некачественного оказания медицинской помощи гражданину, повлекшего его смерть.

В июне 2017 г. Д. предъявили обвинение в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК), и она полностью признала свою вину. По версии следствия, медработник, прибыв по вызову к Кобзеву, ненадлежащим образом оказала медпомощь: недооценила тяжесть состояния пациента, установила неверный предварительный диагноз, не провела в полном объеме диагностические мероприятия, не выявила оснований и не приняла мер к госпитализации Кобзева или вызову выездной специализированной бригады скорой помощи.

В дальнейшем вдова покойного обратилась в суд с иском к больнице о компенсации морального вреда в связи со смертью супруга. 18 июля 2017 г. суд отказал в удовлетворении требований по причине того, что истица не доказала совершение медицинскими работниками скорой помощи действий (либо бездействия), повлекших смерть Владимира Кобзева и причинивших ей нравственные страдания, а также наличие прямой причинно-следственной связи между оказанием помощи ненадлежащего качества и смертью пациента.

В июне 2018 г. следователь по особо важным делам Опочецкого межрайонного следственного отдела СУ СКР по Псковской области прекратил уголовное преследование Д. на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Тогда же вдова покойного вновь обратилась в суд с требованиями о компенсации морального вреда, однако суд в определении от 10 июля 2018 г. отказал в его принятии. В том же году женщина безрезультатно обращалась в суд области с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного решения от 18 июля 2017 г.

В дальнейшем вдова и дочь покойного обратились в суд с иском к больнице о взыскании компенсации морального вреда по 5 млн руб. каждой и возмещении материального ущерба на общую сумму в 74 тыс. руб. По мнению истиц, именно ненадлежащее исполнение фельдшером скорой помощи Д. своих профессиональных обязанностей повлекло смерть их близкого родственника.

Суд первой инстанции отказался принимать иск вдовы покойного в части ее требований о компенсации морального вреда, сославшись на вступившее в законную силу судебное решение от 18 июля 2017 г., принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). При этом суд первой инстанции частично удовлетворил иск дочери Владимира Кобзева к больнице, взыскав в ее пользу 350 тыс. руб. Вдове покойного суд присудил лишь 20 тыс. руб. в качестве компенсации материального вреда. Впоследствии апелляция и кассация поддержали это решение.

Вдова Владимира Кобзева обжаловала вынесенные судебные акты как незаконные в Верховный Суд РФ. В своей кассационной жалобе женщина сообщила, что 29 июля 2019 г. она обращалась в суд вместе со своей дочерью. Тогда суд удовлетворил иск дочери к больнице о компенсации морального вреда, это решение вступило в законную силу, в то время как требования вдовы о компенсации морального вреда по аналогичным основаниям разрешения не получили.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам напомнила, что заинтересованное лицо может обратиться в суд за защитой своего нарушенного либо оспариваемого права, по заявлению такого лица судом возбуждается гражданское дело. Если ранее судом уже были рассмотрены требования этого же лица, тождественные вновь предъявленным (т.е. совпадающие по составу сторон, предмету и основанию заявленных требований), судья отказывает в принятии такого иска. Возможность отказа в принятии иска предусмотрена только в случаях, когда право на судебную защиту было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе с соблюдением принципов равноправия и состязательности сторон (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Такое положение процессуального закона направлено на пресечение рассмотрения судами тождественных требований, при этом несовпадение предмета иска (материально-правовое требование истца) или основания иска (обстоятельства, на которых истец основывает своё требование к ответчику) исключает тождественность требований.

В рассматриваемом деле, отметил ВС, суд первой инстанции при разрешении вопроса о принятии к производству иска вдовы покойного в части требований о компенсации морального вреда неправильно применил нормы процессуального права и ошибочно счел тождественным ее требованиям, ранее разрешенным решением суда от 18 июля 2017 г. Тогда основанием для отказа в удовлетворении иска явилось то, что не было представлено доказательств наличия прямой причинно-следственной связи между оказанием помощи ненадлежащего качества и смертью пациента. Верховный Суд подчеркнул, что после принятия судом такого решения в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в отношении фельдшера скорой медицинской помощи, была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза. Ее заключение подтвердило некачественное оказание пациенту медицинской помощи со стороны Д., которое способствовало наступлению неблагоприятного исхода в виде смерти пациента.

Как пояснил Суд, вдова покойного мужчины в своем новом иске о компенсации морального вреда ссылалась на установленные в ходе расследования уголовного дела обстоятельства, а суд не учел, что в данном случае обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие их, являются иными фактическими основаниями заявленных ею исковых требований к ответчику. «При таких обстоятельствах нельзя признать правомерным вывод судьи о том, что заявленное Кобзевой требование к больнице о компенсации морального вреда тождественно иску, ранее рассмотренному судом в июле 2017 г.», – заключил ВС, отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат Центрального филиала г. Читы Палаты адвокатов Забайкальского края Виталий Воложанин отметил, что нижестоящие суды совершенно необоснованно отказали заявительнице в удовлетворении ее требований о компенсации морального вреда и одновременно частично удовлетворили требование об этом ее дочери. «Если предположить, что при рассмотрении требований вдовой покойного были представлены доказательства, подтверждающие обстоятельства заявленных ею исковых требований к ответчику о компенсации морального вреда (заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы и постановление следователя), то почему именно ей было отказано, а требования другой истицы были удовлетворены?» – задался вопросом он.

По словам адвоката, определение Верховного Суда – значимый правовой акт в правоприменительной практике. «ВС РФ своим решением восстановил нарушенное право заявителя на судебную защиту и доступ к правосудию, гарантированные Конституцией РФ», – подытожил Виталий Воложанин.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов положительно оценил определение ВС. «Рассматриваемый спор касался возможности принятия искового заявления уже после рассмотрения аналогичного иска ранее. Нижестоящие суды подошли формально к рассмотрению такого вопроса, просто сославшись на тождественность требований и оснований», – пояснил он.

По мнению эксперта, единственное, что осталось непонятным, почему ВС РФ в итоговом выводе указывает, что вновь поданное исковое заявление содержит ссылку на новое доказательство (заключение судебно-медицинской экспертизы), а следовательно, имеет место новое основание для предъявления иска. «Этот вывод весьма спорный. Однако главное рассуждение ВС РФ касается неправомерного отказа судами лицу, чье право на судебную защиту осталось не реализовано при совершенно очевидном праве на получение компенсации. Полагаю, что пересмотр ранее рассмотренного дела по вновь открывшимся обстоятельствам был бы более корректным, но псковские суды отказали и в этом истцу. Потому я могу только приветствовать определение Суда, так как оно защищает право более слабой стороны по делу и не допускает отказа в возмещении морального вреда по причине ранее допущенных формальных тактических ошибок», – заключил Александр Немов.

Зинаида Павлова

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о