Минюст закрепит перечень документов, подтверждающих действия адвоката по осуществлению его полномочий

В частности, проект приказа ведомства предполагает, что оплате также подлежат и действия защитника по назначению, не связанные с непосредственным участием в следственных действиях и судебных заседаниях

Минюст закрепит перечень документов, подтверждающих действия адвоката по осуществлению его полномочий

Член Совета ФПА Михаил Толчеев отметил, что приказ будет дисциплинировать участников судопроизводства, поскольку следователь или судья не смогут «отмахнуться» от необходимости оплаты работы адвоката в полном объеме, а у адвоката в то же время остается обязанность подтвердить обоснованность предстоящих бюджетных расходов на оплату его работы и разумность совершенных им действий. В комментарии «АГ» адвокаты также оценили проект приказа положительно, отметив, что он может позитивно повлиять на ситуацию с выплатой вознаграждения защитникам по назначению.

Минюст опубликовал для общественного обсуждения проект приказа, которым предлагается утвердить перечень документов, подтверждающих действия адвоката по осуществлению полномочий защитника, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК, а также другие действия адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Так, предусматривается, что документом, подтверждающим действия адвоката, является составленное в произвольной форме и подписанное заявление с указанием фактически совершенных им действий. Кроме того, необходимо представить копию ордера адвоката на исполнение поручения по оказанию квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, выданного соответствующим адвокатским образованием. Также предлагается в качестве документов, подтверждающих действия адвоката, установить копии заявлений, ходатайств, запросов, актов, жалоб, протоколов опроса лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, подготовленных им в рамках исполнения поручения по оказанию квалифицированной юридической помощи доверителю в уголовном судопроизводстве.

Проектом предусматривается, что если документы, подтверждающие заявленный адвокатом факт совершения действий, связанных с оказанием доверителю квалифицированной юридической помощи, находятся в материалах уголовного дела, то представление копий этих документов не требуется. При этом адвокат вправе указать их идентифицирующие признаки (включая номера томов и листов дела, номер, дату составления).

По предложению Минюста копии документов, указанных в перечне, не будут требовать заверения или нотариального удостоверения.

Проект приказа, согласно пояснительной записке, разработан в соответствии с п. 23 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда, в который, как ранее писала «АГ», Постановлением Правительства РФ от 21 мая 2019 г. № 634 были внесены изменения. В частности, в нем указано, что при определении размера вознаграждения адвокату, участвующему в деле по назначению, подлежит учету время, затраченное на осуществление полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК, а также на осуществление других действий по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии представления подтверждающих документов, перечень которых утверждается Минюстом совместно с Минфином по согласованию с уполномоченными органами.

В комментарии «АГ» член Совета ФПА Михаил Толчеев отметил, что отсутствие такого перечня в некоторых случаях служило поводом для формального отказа в удовлетворении требований адвокатов об оплате их труда. По его мнению, сам по себе перечень прост и понятен, очевиден для юристов и не является чем-то новым для практики. Михаил Толчеев посчитал также, что закрепление отсутствия необходимости «плодить» копии документов, имеющихся в материалах дела, к которым лицо, принимающее решение об оплате, может обратиться, – важное и разумное, но отнюдь не радикальное нововведение.

«Как правило, в правоприменительной практике с такими документами вопросов не возникает. Разночтения наблюдаются в оценке работы адвоката, не видной для следователя: консультирование доверителей, не находящихся под стражей, направление запросов, жалоб, заявлений, которые не приобщаются к материалам дела, протоколы опроса адвокатом лиц с их согласия и т.д. Проектом приказа эти документы предусматриваются в качестве доказательств проделанной адвокатом работы по защите доверителя. Они должны быть приняты следователем или судом, и должностными лицами должна быть дана оценка обоснованности истребуемого размера оплаты труда адвоката», – указал член Совета ФПА.

Михаил Толчеев считает, что приказ будет дисциплинировать участников рассматриваемых отношений. «Следователь или судья не сможет отмахнуться, как это иногда бывает, от необходимости оплаты работы адвоката в полном объеме со ссылкой лишь на то, что компенсация не фиксируемой материалами уголовного дела помощи адвоката не урегулирована нормативно. В то же время у адвоката остается обязанность подтвердить обоснованность предстоящих бюджетных расходов на оплату его работы и разумность совершенных им действий. К примеру, действительно ли была необходимость оказания помощи подзащитному в ночное время. Это должно быть отражено в представленных документах и станет предметом оценки со стороны лица, принимающего решение об оплате. В случае несогласия с вынесенным решением адвокат может обжаловать его, имея материальное подтверждение своих доводов в виде представленных документов», – резюмировал Михаил Толчеев.

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский положительно оценил проект приказа. По его мнению, Минюст фактически предлагает установить, что оплата труда адвокатов, участвующих в уголовном деле по назначению, производится при подтверждении этой работы процессуальными документами, составленными с его участием. «В принципе, это правило действовало и ранее, но по умолчанию. Однако, кроме этого, предлагаемый проект содержит очень важное положение о том, что оплате также подлежит и иная работа адвоката, не связанная с непосредственным участием в следственных действиях и судебных заседаниях: подготовка заявлений, ходатайств, запросов и т.д. Данная позиция полностью соответствует положениям п. 8 ст. 10 КПЭА, в соответствии с которым обязанности адвоката, действующего по назначению, не отличаются от обязанностей адвоката, действующего по соглашению, и правовой позиции Конституционного Суда, изложенной в Определении от 15 января 2016 г. № 76-О, в соответствии с которой юридическая помощь адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве не очерчивается лишь процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, она включает возможные предварительные консультации и разъяснения по правовым вопросам, устные и письменные справки по законодательству, составление заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.», – указал Сергей Колосовский.

Он отметил, что на практике возможность выплаты адвокату, действующему по назначению, вознаграждения не только за время участия в следственных и судебных действиях носила спорный характер. В лучшем случае дополнительно оплачивалось время ознакомления с материалами уголовного дела и посещения доверителя, содержащегося под стражей. Сергей Колосовский посчитал, что обсуждаемым приказом Минюст фактически стимулирует адвокатов, работающих по назначению, к осуществлению защиты в полном объеме, не ограниченном участием в «официально-процессуальных» действиях.

«Вместе с тем, с точки зрения юридической техники, здесь присутствует небольшая шероховатость. В настоящее время судебная практика в целом сводится к тому, что при реабилитации, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК, суммы, выплаченные защитнику в качестве гонорара, возмещаются в полном объеме. Тем не менее в каждом процессе по реабилитации представители Минфина пытаются добиться снижения указанной суммы, ссылаясь на аналогию с гражданско-правовым принципом разумности. Пока адвокатам в целом удается этим попыткам противостоять. Наша позиция в этой части основана в том числе и на том, что не все действия, выполненные при осуществлении защиты, могут быть показаны в суде, поскольку это приведет к разглашению адвокатской тайны и возможным негативным последствиям для доверителя. Обсуждаемый перечень может послужить одним из аргументов Минфина и суда в пользу необходимости ревизовать работу адвоката на предмет снижения суммы, подлежащей выплате оправданному в порядке п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК», – указал Сергей Колосовский.

Он с сожалением добавил, что недостаточно подготовленные оппоненты могут воспринять данный перечень в отрыве от приказа, в соответствии с которым он подлежит применению, лишь при определении размера выплат только адвокатам, работающим по назначению.

Адвокат АП Красноярского края Владимир Васин посчитал, что проект приказа сделает работу адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению прозрачнее, в основном для проверяющих органов, а также поможет дисциплинировать адвокатов, работающих за счет средств федерального бюджета, поскольку появляется пункт о копиях документов, подтверждающих выполненную (оказанную) юридическую помощь.

«Уверен, что у тех коллег, кто работал и работает в данном сегменте юридической помощи в соответствии с главным принципом адвокатуры, а именно добросовестно, проблем после подписания приказа не возникнет. Единственное, что может произойти, – это добавление объема дополнительной “бумажной работы”, а она, как мы знаем, отнимает время», – подчеркнул Владимир Васин.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что предлагаемые поправки Министерства юстиции должны позитивно повлиять на ситуацию с выплатой вознаграждения защитникам, назначенным органами предварительного следствия и судами. По его мнению, проект приказа довольно подробно и однозначно определяет перечень документов, которыми адвокат может подтвердить выполненную по делу работу в целях получения вознаграждения, предусмотренного законом.

«Хочется надеяться, что данный проект будет воспринят судебной системой и органами предварительного следствия. Естественно, это произойдет не сразу, поскольку до настоящего времени практика шла такому по пути, когда адвокату оплачивалась работа только за “судодень”, а вся деятельность по делу, осуществленная вне судебного заседания или следственного действия, в расчет при определении размера вознаграждения не бралась. Очевидно, что причиной такой сложившейся практики является экономия бюджета, преодолеть которую будет очень непросто», – посчитал Илья Прокофьев.

Адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин также положительно отнесся к проекту приказа. При этом, по его мнению, примечательно, что документ предусматривает не только плату за участие в следственных действиях и в судебном заседании, но и за самостоятельно совершенные адвокатом действия по защите (ходатайства, запросы, акты, жалобы, протоколы опроса лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь). Не менее важно, считает он, что этот перечень не закрытый и предполагает также другие действия адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи. Борис Золотухин полагает, что приказ снимет многие вопросы по оплате труда коллег.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о