Вопросы юристу


Минюст предлагает усовершенствовать уголовно-правовой механизм противодействия коррупции

В частности, согласно поправкам, замещение лицом высших государственных должностей будет являться отягчающим обстоятельством в случае незаконного участия в предпринимательской деятельности

Минюст предлагает усовершенствовать уголовно-правовой механизм противодействия коррупции

По мнению одного эксперта, введение нового квалифицирующего признака в ст. 289 УК РФ можно оценить двояко: с одной стороны, это правильное системное и логичное решение, с другой – на практике признаки данного состава преступления еще не определены с достаточной точностью. Другой заметил, что если законодателя действительно беспокоит вопрос справедливости, ему стоит обратить внимание на дифференциацию сумм хищения в примечании к ст. 158 УК, так как с момента утверждения минимального порога хищения значительного, крупного и особо крупного размера прошло 15 лет. Третья считает очевидным, что наличие более широких должностных полномочий у лиц, занимающих высшие государственные должности, представляет и большую общественную опасность.

Минюст России опубликовал для общественного обсуждения проект поправок в ст. 204.1, 289 и 291.1 УК РФ, направленных ‎на совершенствование уголовно-правового механизма противодействия коррупции.

Статьей 289 УК РФ установлена ответственность за учреждение должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие в управлении такой организацией вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме. Исходя из санкции данной нормы и ч. 3 ст. 15 УК РФ, вышеуказанное деяние относится к преступлениям небольшой тяжести.

При этом, как отметили авторы законопроекта, на данный момент ст. 289 УК РФ ‎не содержит квалифицирующих признаков, в связи с чем ответственность за указанное преступление не дифференцирована в зависимости от характера и степени общественной опасности. Вместе с тем иные нормы об ответственности за преступления, субъектами которых являются должностные лица, содержат механизмы дифференциации ответственности, подчеркивается в пояснительной записке.

Так, в частности, совершение деяния лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления влечет повышенные меры наказания при привлечении к ответственности ‎за злоупотребление должностными полномочиями (ч. 2 ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (часть 2 ст. 286 УК РФ) и получение взятки (ч. 4 ст. 290 УК РФ). В указанных статьях УК РФ данный квалифицирующий признак обусловливает, в частности, изменение категории преступления со средней тяжести на тяжкую, отметили разработчики поправок.

«Данное обстоятельство обусловлено особым правовым статусом данной категории должностных лиц, наделенных в соответствии с занимаемой должностью широким спектром полномочий, реализация которых сопряжена со значительным влиянием на масштабные общественные процессы в рамках Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований», – указано в пояснительной записке.

Для унификации норм об ответственности за должностные преступления и дальнейшей дифференциации наказания планируется дополнить ст. 289 УК РФ ч. 2, предусматривающей установление в качестве квалифицирующего признака незаконного участия в предпринимательской деятельности совершение данного деяния лицом, занимающим государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления.

В соответствии с поправками, такое преступление будет наказываться штрафом в размере от 200 тыс. до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности на срок до пяти лет или без такового. Также, согласно изменениям, может последовать наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Проектом закона предусматриваются изменения, направленные на устранение несоразмерности в применении уголовных наказаний за посредничество во взяточничестве (коммерческом подкупе) и его обещании или предложении. Авторы законодательной инициативы отметили, что ч. 5 ст. 291.1 УК, предусматривающая ответственность за обещание и предложение посредничества ‎во взяточничестве, содержит более строгие меры ответственности, нежели ее ч. 1, закрепляющая состав оконченного посредничества во взяточничестве без квалифицирующих признаков. Действующие санкции указанных норм в соответствии со ст. 15 Кодекса относят посредничество во взяточничестве без квалифицирующих признаков к преступлениям средней тяжести, в то время как обещание или предложение посредничества во взяточничестве – к тяжким, уточнено в пояснительной записке.

Разъясняется, что обещание и предложение совершить какие-либо преступные действия по существу являются умышленным созданием условий для совершения преступлений, то есть соответствуют приготовительной стадии неоконченного преступления. При этом, согласно положениям Общей части УК РФ, уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям, а срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

В связи с этим, по мнению разработчиков, исходя из требований системности и логики построения уголовного закона, наказание за обещание и предложение посредничества во взяточничестве не может равняться или превышать по строгости наказание за оконченное посредничество во взяточничестве. Проанализировав данные Судебного департамента при ВС РФ, они пришли к выводу, что существует диспропорция как в формальной, так и в фактической наказуемости по ст. 291.1, а также в норме об ответственности за посредничество в коммерческом подкупе и его обещание или предложение (ч. 1 и 4 ст. 204.1 УК РФ). Поэтому законопроектом предлагается внести в ч. 1 и 4 ст. 204.1, а также ч. 5 ст. 291.1 УК РФ изменения, направленные на устранение существующей диспропорции в наказуемости деяний, предусмотренных указанными нормами.

В частности, за обещание или предложение посредничества в коммерческом подкупе планируется установить наказание в виде штрафа в размере до 300 тыс. руб. (в действующей редакции до 1 млн руб.), или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до четырех месяцев, или в размере до десятикратной суммы коммерческого подкупа, либо исправительных работ или ограничения свободы на срок до одного года. Также может последовать лишение свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до пятикратной суммы коммерческого подкупа или без такового.

Советник АБ ZKS, д.ю.н. Геннадий Есаков считает, что введение нового квалифицирующего признака в ст. 289 УК РФ можно оценить двояко. С одной стороны, эксперт отметил, что это правильное системное решение, находящееся в логике других статей главы 30 УК РФ. По его мнению, можно согласиться с тем, что совершение преступления лицами, занимающими государственные должности, обладает большей общественной опасностью.

С другой стороны, подчеркнул эксперт, на практике признаки данного состава преступления еще не определены с достаточной точностью, например в части установления момента окончания преступления, содержания преступных действий. Поэтому усиление репрессии в связи с недостаточно точно определенным составом преступления увеличивает уголовные риски, полагает эксперт.

Геннадий Есаков поприветствовал решение по смягчению наказуемости обещания или предложения посредничества во взяточничестве (коммерческом подкупе). «Действительно, на протяжении вот уже многих лет у нас имеет место парадоксальная ситуация, когда предшествующие менее опасные действия наказываются строже, чем последующие более опасные (реальное посредничество). По-хорошему, следовало бы сделать радикальный шаг и вообще устранить уголовную ответственность за обещание или предложение посредничества, поскольку господствующее мнение в доктрине уголовного права относит это “преступное поведение” к ненаказуемому обнаружению умысла», – поделился эксперт.

Адвокат КА «Якупов и партнеры» Егор Филин отметил, что, исходя из пояснительной записки, именно под предлогом нарушения принципа справедливости (ст. 6 УК РФ) были разработаны данные поправки. «Унификация, проводимая в рамках выбранного вектора развития законодательства, – всегда понятна и объяснима. Однако возникает вопрос: если законодатель узрел нарушение принципа справедливости в таком “тонком” моменте, как в ст. 289 УК РФ, может, получится разглядеть нарушения в более насущных вопросах? Как минимум законодателю, если его действительно беспокоит вопрос справедливости, стоит обратить внимание на дифференциацию сумм хищения в примечании к ст. 158. Более 15 лет прошло с момента утверждения минимального порога хищения значительного, крупного и особо крупного размера, а инфляция, по официальным данным, с того года по настоящий момент составляет более 200%», – заметил эксперт.

Адвокат АП г. Москвы Ирина Краснова пояснила, что дополнение ст. 289 УК РФ квалифицирующим признаком согласуется с нормами уголовного права. По словам эксперта, авторы логично предлагают включить принцип «чем выше должность, тем выше спрос», акцентируя внимание на особый статус лиц, занимающих высшие государственные должности. Очевидно, что наличие более широких должностных полномочий таких лиц представляет и большую общественную опасность, считает она.

Эксперт также положительно оценила поправки, устраняющие диспропорции в ст. 291.1 и 204.1 УК РФ, поскольку, по ее мнению, эти изменения направлены и на устранение несправедливости наказания, и в какой-то степени на гуманизацию уголовно-правовой нормы. «Не могу отнести эти поправки как к изменяющим что-то кардинально. Об этом, например, свидетельствует и приведенный инициаторами анализ судебной практики: с 2013-го по 2021 г. по ч. 5 ст. 291.1 УК осуждено 181 лицо. По ст. 289 УК РФ авторы пояснительной записки сослались на анализ судебной практики, но цифры не привели вовсе. Однако в целом поправки в небольшой степени сбалансируют УК РФ», – резюмировала Ирина Краснова.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о