Вопросы юристу


КС отклонил жалобу организатора согласованного митинга, который запретили проводить из-за коронавируса

Суд пояснил, что Закон о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях не регламентирует вопросы, касающиеся введения запрета на проведение определенных мероприятий в связи с предотвращением распространения COVID-19

КС отклонил жалобу организатора согласованного митинга, который запретили проводить из-за коронавируса

Один из экспертов полагает, что КС РФ в будущем еще может высказаться по данной теме, учитывая, что подобного рода ограничения по-прежнему сохраняются в различных регионах и городах федерального значения. Другой подчеркнул, что, исходя из общеправового и методологического принципа пропорциональности в условиях режима противодействия распространению коронавирусной инфекции, – должен находиться баланс между реализацией права на проведение публичных мероприятий и целями здравоохранения. Третья считает, что отказ уполномоченного органа в проведении митинга не носит произвольный характер, а направлен на защиту здоровья, интересов и безопасности несостоявшихся участников публичного мероприятия.

Конституционный Суд опубликовал
Определение № 457-О от 24 февраля по жалобе гражданина, утверждающего, что ему было произвольно отказано в проведении публичного мероприятия на том основании, что в условиях действия режима повышенной готовности оно создает угрозу безопасности его участников.

11 марта 2020 г. житель Воронежа Александр Желтухин подал уведомление о проведении 22 марта 2020 г. митинга с предполагаемым количеством участников 150 человек. Через два дня ему было направлено письмо уполномоченного должностного лица с предложением об изменении места проведения публичного мероприятия, с чем организатор согласился.

Тем не менее 19 марта 2020 г. Александру Желтухину было направлено решение о невозможности проведения публичного мероприятия. Ему пояснили, что в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции и в соответствии с
распоряжением губернатора Воронежской области от 17 марта 2020 г. № 30-рг и
постановлением администрации городского округа «Город Воронеж» от 18 марта 2020 г. № 210 проведение публичных мероприятий численностью более 50 человек временно приостановлено.

Александр Желтухин обратился с административным исковым заявлением к администрации городского округа и уполномоченному должностному лицу о признании решения незаконным. Он указал, что требования о временном приостановлении проведения публичных массовых мероприятий распространяются только на мероприятия, которые ранее не были согласованы. Согласованное мероприятие не может быть приостановлено, так как в установленном порядке ранее оно было согласовано, организаторами приняты меры для подготовки и проведения мероприятия, пояснил Александр Желтухин.

Решением Центрального районного суда г. Воронежа от 20 марта 2020 г. в удовлетворении требований было отказано со ссылкой на то, что решение властей было основано на законе, являлось необходимым для защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц и соразмерным данной цели. С этим согласились вышестоящие суды.

Впоследствии Александр Желтухин обратился с жалобой в Конституционный Суд, в которой оспаривал конституционность ч. 1 ст. 8 Закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях. По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует Конституции РФ, поскольку позволяет уполномоченным органам произвольно отказывать в проведении публичного мероприятия на том основании, что в условиях действия режима повышенной готовности оно создает угрозу безопасности участников публичного мероприятия.

Отказывая в принятии жалобы, КС напомнил, что согласно ст. 31 Конституции российские граждане имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования. Обращаясь к
Постановлению КС РФ от 14 февраля 2013 г. № 4-П, Суд указал, что данное право, гарантированное Основным Законом, не является абсолютным и может быть ограничено федеральным законом в целях защиты конституционно значимых ценностей при обязательном соблюдении принципов необходимости, пропорциональности и соразмерности. При этом вводимые ограничения не должны посягать на само существо данного конституционного права и препятствовать открытому и свободному выражению гражданами своих взглядов, мнений и требований посредством организации и проведения мирных публичных акций.

КС отметил, что такой федеральный закон должен обеспечивать возможность полноценной реализации права на свободу мирных собраний и одновременно соблюдение надлежащего общественного порядка и безопасности без ущерба для здоровья и нравственности граждан на основе баланса интересов организаторов и участников публичных мероприятий, с одной стороны, и третьих лиц – с другой. Этот закон, исходя из необходимости государственной защиты прав и свобод всех лиц, должен вводить адекватные меры предупреждения и предотвращения нарушений общественного порядка и безопасности, прав и свобод граждан. Также он должен устанавливать эффективную публично-правовую ответственность за действия, их нарушающие или создающие угрозу их нарушения, добавил Суд (определения КС РФ от 22 апреля 2014 г.
№ 976-О и от 7 июля 2016 г.
№ 1428-О).

Конституционный Суд разъяснил, что, определяя порядок реализации гражданами и их объединениями права на свободу мирных собраний, федеральный законодатель установил в Законе о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях среди прочего требования, предъявляемые к организации и формам публичного мероприятия, времени и месту его проведения. КС указал, что согласно ст. 8 Закона публичное мероприятие может проводиться в любых пригодных для целей данного мероприятия местах в случае, если его проведение не создает угрозы обрушения зданий и сооружений или иной угрозы безопасности участников данного публичного мероприятия. При этом Суд уточнил, что условия запрета или ограничения проведения публичного мероприятия в отдельных местах могут быть конкретизированы федеральными законами.

КС отметил, что данная норма обеспечивает реализацию гражданами права на проведение публичного мероприятия в том месте, которое соответствует социально-политическому значению такого мероприятия, при условии, что это не создает угрозы безопасности в том числе его участников и не регламентирует вопросы, касающиеся введения в связи с необходимостью предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции запрета на проведение определенных публичных мероприятий. В связи с этим Суд пришел к выводу, что оспариваемое Александром Желтухиным законоположение не может расцениваться как нарушающее его конституционные права в указанном в жалобе аспекте.

КС обратил внимание, что выбор норм, подлежащих применению в конкретном деле, будучи связанным с установлением и оценкой фактических обстоятельств, не входит в его компетенцию.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Александр Передрук указал, что сама по себе оспариваемая норма не регламентирует вопросы, касающиеся введения в связи с необходимостью предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции запрета на проведение определенных публичных мероприятий. А в действительности фактически запрет на проведение публичного мероприятия был установлен среди прочего распоряжением губернатора Воронежской области. «Вопрос соразмерности и необходимости этого запрета мог быть предметом рассмотрения КС РФ, однако заявитель такой вопрос перед ним не поставил. Вместе с тем я не исключаю, что Конституционный Суд РФ в будущем еще может высказаться по этой теме, особенно учитывая, что подобного рода ограничения были установлены и даже по-прежнему сохраняются в различных регионах и городах федерального значения», – прокомментировал Александр Передрук.

Адвокат АП Архангельской области Владимир Цвиль считает, что определение не содержит новых правовых позиций. Вместе с тем, по его мнению, оно выполнило главным образом информативную функцию, поскольку в нем отражен один из вариантов обоснования судами общей юрисдикции ограничения права на проведение публичного мероприятия в период «пандемийных ограничений».

Он отметил, что нижестоящие инстанции в данном случае исходили из установленного федеральным законом запрета проведения публичных мероприятий в местах, в которых проведение таких мероприятий не является безопасным. Однако эксперт полагает, что если следовать такой логике, то в условиях действия на территории всей страны «пандемийного режима» ограничений местом ограничения права на проведения публичных мероприятий является вся страна. «В связи с этим возникает вопрос: не посягают ли такие ограничения на само существо соответствующего конституционного права? На мой взгляд, ответ на этот вопрос анализируемое определение не содержит. Полагаю, что поднятый заявителем вопрос требует скрупулезного применения теста на пропорциональность ограничений реальному уровню санитарно-эпидемиологической опасности, включая оценку безальтернативности и соразмерности (минимальности) ограничений», – поделился Владимир Цвиль. При этом он подчеркнул, что указанные ограничения действовали длительное время, в течение которого проводились, в частности, голосование по поправкам в Конституцию (приняло участие более 74 млн человек) и выборы Государственной Думы (приняло участие более 56 млн человек).

Владимир Цвиль полагает, что, исходя из общеправового и методологического принципа пропорциональности в условиях режима противодействия распространению коронавирусной инфекции, – должен находиться баланс между реализацией права на проведение публичных мероприятий и целями здравоохранения. «Данный баланс может достигаться при допустимости проведения публичных мероприятий с условием возложения на организаторов и участников публичного мероприятия обязанности соблюдать необходимые меры защиты, в частности носить индивидуальные средства защиты (маски), соблюдать необходимую социальную дистанцию друг от друга, обеспечить измерение температуры тела участников митинга и другие необходимые меры», – считает эксперт.

Юрист претензионно-судебной практики Tax & Legal Management Елена Дорофеева отметила, что практически во всех субъектах РФ в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции был введен режим повышенной готовности. Именно с учетом данного обстоятельства уполномоченные органы отказывают в проведении массовых публичных мероприятий.

Елена Дорофеева подчеркнула, что разъяснения о том, что установленное ст. 31 Конституции РФ право проведения митингов может быть ограничено, даны в
Постановлении Пленума ВС РФ от 26 июня 2018 г. № 28. Согласно оспариваемой заявителем норме, проведение публичного мероприятия не должно создавать угрозы безопасности его участников, в связи с этим отказ уполномоченного органа в проведении митинга не носит произвольный характер, а направлен на защиту здоровья, интересов и безопасности несостоявшихся участников публичного мероприятия, считает эксперт.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о