Вопросы юристу


КС не стал проверять нормы АПК и ГК о сроках обжалования патента по запросу СИП

В частности, Суд указал, что поставленный перед ним вопрос сводится к проверке правильности установления и оценки первой инстанцией фактических обстоятельств конкретного дела, тогда как это относится к компетенции президиума СИП

КС не стал проверять нормы АПК и ГК о сроках обжалования патента по запросу СИП

В комментарии «АГ» пресс-служба Суда по интеллектуальным правам отметила, что правовая позиция КС будет учтена при дальнейшем рассмотрении кассационной жалобы по делу, ставшему причиной обращения в Конституционный Суд. По мнению одного адвоката, определение внесет ясность в подобные ситуации и позволит судам разграничивать применение норм в зависимости от обстоятельств дела. Другой считает, что выводы КС в очередной раз показывают, что при решении вопроса о соблюдении или пропуске процессуального срока лицом, оспаривающим решения органов государственной власти либо действия (бездействие) их должностных лиц, судам следует тщательно исследовать фактические обстоятельства конкретного дела.

Конституционный Суд опубликовал Определение
от 20 июля 2021 г. № 1377-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Суда по интеллектуальным правам о проверке конституционности ч. 4 ст. 198 АПК РФ во взаимосвязи с п. 2 ст. 1248, п. 2 и 5 ст. 1363 и п. 2 ст. 1398 Гражданского кодекса. Поводом для обращения послужил спор фармацевтической компании с Роспатентом, находящийся на рассмотрении в СИП.

Ранее ООО «Герофарм», специализирующееся на производстве инсулиновых препаратов, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконными действий Роспатента по продлению патента на изобретение «Производные инсулина», выданного иностранной компании Novo Nordisk A/S, и об обязании аннулировать соответствующую запись в госреестре изобретений. Российская фармацевтическая компания полагала, что продление действия спорного патента противоречит положениям ст. 1363 ГК РФ, нарушает ее права и законные интересы, препятствуя в разработке биоаналога инсулинсодержащего лекарственного препарата.

Исследовав фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции установил факт пропуска заявителем срока обращения в суд и с учетом отсутствия заявления по его восстановлению отказал в удовлетворении исковых требований без их рассмотрения по существу. «Герофарм» обратился с кассационной жалобой в президиум СИП, подав также и ходатайство о направлении запроса в Конституционный Суд о проверке конституционности положений ст. 198 АПК во взаимосвязи с п. 2 ст. 1398 ГК.

В ходе кассационного производства президиум СИП отклонил ходатайство, однако пришел к выводу о несоответствии Конституции ч. 4 ст. 198 АПК во взаимосвязи с п. 2 ст. 1248, п. 2 и 5 ст. 1363 и п. 2 ст. 1398 ГК. По мнению СИП, спорные нормы противоречат Основному Закону поскольку, вопреки нормам гражданского законодательства, АПК устанавливает трехмесячный процессуальный срок судебного оспаривания по требованию заинтересованного лица решения Роспатента о продлении срока действия исключительного права на изобретение, относящееся к лекарственному средству, пестициду или агрохимикату, для применения которых требуется получение разрешения.

Конституционный Суд признал запрос СИП не подлежащим дальнейшему рассмотрению, отметив, что заявитель, оспаривая конституционность ч. 4 ст. 198 АПК во взаимосвязи с рядом норм гражданского законодательства, вместе с тем отмечает, что установленное п. 2 ст. 1248 ГК правило об административном порядке защиты интеллектуальных прав в перечисленных этой нормой правоотношениях, а равно и административный порядок оспаривания патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, предусмотренный п. 2 ст. 1398 Кодекса, не применяются при оспаривании решений Роспатента о продлении срока действия исключительного права на изобретение. Тем самым заявитель фактически утверждает, что данные нормы не применяются при рассмотрении дела, из-за которого он обратился в Конституционный Суд.

Что же касается п. 2 и 5 ст. 1363 ГК, заметил Суд, то они не регулируют вопросы процессуальных сроков на обращение в суд, конституционность установления которых оспаривается в запросе. Таким образом, запрос СИП в части оспаривания конституционности положений ст. 1248, 1363 и 1398 ГК РФ не отвечает критериям допустимости обращений в Конституционный Суд.

КС отметил, что в ходе рассмотрения заявления об оспаривании действий Роспатента, связанных с продлением срока действия исключительного права на изобретение, суд не лишен возможности установить момент, когда лицу, оспаривающему решения, действия (бездействие) Роспатента, стало известно о нарушении его прав, и решить вопрос о соблюдении или пропуске этим лицом процессуального срока обращения в суд. Для этого ему необходимо исследовать фактические обстоятельства дела, доводы сторон и представленные доказательства.

Как пояснил КС, из аналогичного понимания исходила и первая инстанция СИП, которая, оценивая доводы фармацевтической компании о том, что ей стало известно об оспариваемом действии госоргана только с даты издания директором «Герофарма» приказа о подготовке патентного поиска по определенной теме, признала их необоснованными. Дело в том, что эта инстанция установила факт начала разработки организацией вещества, аналогичного защищенному патентом, задолго до издания такого приказа, что должно было свидетельствовать об информированности общества о наличии спорного патента. Впоследствии с такой оценкой обстоятельств конкретного дела, свидетельствующих о пропуске «Герофармом» процессуального срока обращения в суд, не согласилась кассационная инстанция Суда по интеллектуальным правам.

Таким образом, подчеркнул Конституционный Суд, вопрос, поставленный перед ним, сводится к проверке правильности установления и оценки первой инстанцией СИП фактических обстоятельств конкретного дела. Между тем такого рода проверка относится к компетенции самого заявителя – президиума Суда по интеллектуальным правам.

В комментарии «АГ» пресс-служба СИП отметила, что правовая позиция КС будет учтена при дальнейшем рассмотрении кассационной жалобы. «В настоящее время производство по кассационной жалобе не завершено, таким образом, оценка правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда РФ, будет представлена в итоговом судебном акте, завершающем производство по кассационной жалобе», – отмечено в ответе пресс-службы.

Оценивая определение КС, адвокат ММКА «Правовой советник» Илья Мурылев отметил, что запрос президиума Суда по интеллектуальным правам был направлен на устранение несоответствия ч. 4 ст. 198 АПК, устанавливающей трехмесячный срок обращения в суд, в целях признания незаконными действий органов, осуществляющих публичные полномочия, и ч. 2 ст. 1398 ГК, согласно которой патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец в течение срока его действия может быть оспорен в судебном порядке.

«На первый взгляд законодательство содержит противоречие в сроках оспаривания действий Роспатента по продлению срока действия патента – три месяца согласно АПК РФ и в течение всего срока действия патента согласно ч. 2 ст. 1398 ГК РФ», – заметил эксперт. Вместе с тем, добавил он, ч. 2 ст. 1398 ГК содержит возможность судебного оспаривания патента любым лицом, которому стало известно о выдаче патента, с указанием в нем в качестве автора или патентообладателя лица, не являющегося таковым в соответствии с Гражданским кодексом, либо без указания в патенте в качестве автора или патентообладателя лица, являющегося таковым в соответствии с вышеуказанным Кодексом, т.е. в данной норме указано конкретное нарушение, перечень лиц и сроки оспаривания. В свою очередь ч. 4 ст. 198 АПК РФ не содержит критерии, указанные в ч. 2 ст. 1398 ГК РФ.

«На мой взгляд, логичным является вывод Суда о том, что административный порядок оспаривания патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, предусмотренный п. 2 ст. 1398 ГК, не применяются при оспаривании решений Роспатента о продлении срока действия исключительного права на изобретение», – пояснил Илья Мурылев.

Адвокат также заметил, что при наличии доказательств, подтверждающих день, когда лицо узнало о нарушении своих прав посредством продления патента другого лица, и в течение трех месяцев с этого дня (ч. 4 ст. 198 АПК РФ) такое лицо может обратиться в суд в целях признания незаконными действий Роспатентом, выразившихся в продлении срока действия патента. «Считаю, что данное определение КС РФ внесет ясность в подобные ситуации и позволит судам разграничивать применение норм в зависимости от обстоятельств дела», – резюмировал он.

Адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов считает, что Конституционный Суд правильно выразил точку зрения относительно своей компетенции, указав заявителю на недопустимость формального обращения с соответствующим запросом. «По сути, кассационная инстанция СИП оспаривала не положения федерального законодательства, а просила за нее дать оценку фактическим обстоятельствам дела относительно правильности применения судом первой инстанции норм права, обусловивших пропуск лицом процессуального срока обращения за защитой, что в данном случае недопустимо», – полагает он.

По мнению эксперта, начало течения срока обращения в суд, как неоднократно отмечал КС РФ, должно определяться в каждом конкретном случае судом на основе установления момента, когда именно заинтересованное лицо реально узнало о нарушении своего права, а не исходить из разумно предполагаемой осведомленности о нарушении его прав. «Однако в судебной практике это не всегда так очевидно, и когда возникают подобные ситуации, связанные с пропуском срока обращения за судебной защитой, суды довольно часто формально подходят к решению этого вопроса, исключая и буквальное толкование оспариваемых законоположений (ст. 198 АПК РФ), и ранее сформулированные позиции КС РФ по этому вопросу», – убежден Виктор Кожанов.

Он заметил, что вывод КС РФ в очередной раз показывает, что при решении вопроса о соблюдении или пропуске процессуального срока лицом, оспаривающим решения органов государственной власти либо действия (бездействие) должностных лиц этих органов, судам следует тщательно исследовать фактические обстоятельства конкретного дела и исходить из того, что начало течения этого срока определяется на основе доподлинного установления момента, когда именно заинтересованное лицо реально узнало о нарушении его прав и законных интересов.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о