Вопросы юристу


КС не стал еще раз оценивать норму о выплате реабилитированному компенсации расходов на адвоката

Суд подчеркнул, что ранее принятое им постановление по этому вопросу сохраняет свою силу и что приблизительность оценки стоимости юридических услуг не должна ущемлять права на возмещение материального вреда реабилитированному в виде расходов на юрпомощь

КС не стал еще раз оценивать норму о выплате реабилитированному компенсации расходов на адвоката

По мнению одного адвоката, КС РФ вновь озвучил позицию, согласно которой недопустимо произвольно уменьшать расходы реабилитированного лица на адвоката в зависимости от якобы завышенного гонорара защитника, что является субъективным критерием. Другой отметил, что определение местами содержит неудачные формулировки, которые могут препятствовать восстановлению нарушенных прав в конкретной ситуации.

29 сентября Конституционный Суд вынес Определение № 2117-О по жалобе на п. 4 и 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ, регулирующие вопросы возмещения реабилитированному лицу имущественного вреда, причиненного уголовным преследованием.

Ранее Вячеслав Пак, в отношении которого было вынесено постановление следователя о прекращении уголовного преследования за непричастностью к совершению преступления, обратился в суд в порядке ст. 135 УПК с заявлением о возмещении имущественного вреда, причиненного необоснованным привлечением к уголовной ответственности. В частности, он указал, что ему избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и что он потратился на оплату услуг адвоката.

Суд удовлетворил заявление Вячеслава Пака в полном объеме, взыскав в его пользу свыше 2,3 млн руб. Однако апелляция снизила размер компенсации до 2 млн руб. со ссылкой на то, что оплата труда адвоката на основе соглашения об оказании юридической помощи не может производиться дополнительно в рамках иных предусмотренных законом процедур. Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу, отметив, в частности, что судом первой инстанции не были учтены сложность дела и объем выполненной работы, а также не было проверено соответствие стоимости оплаченных услуг тарифам, установленным АП Хабаровского края.

В жалобе в Конституционный Суд Вячеслав Пак отметил, что п. 4 и 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ противоречат Конституции, поскольку в силу своей неопределенности позволяют суду отказывать реабилитированному в возмещении имущественного вреда в части сумм, выплаченных адвокату за оказание предусмотренных договором отдельных юридических услуг, в том числе за представление интересов реабилитированного в суде при обжаловании действий (бездействия) и решений следователя, прокурора, за каждый день участия при наличии в договоре условия о помесячной оплате. Заявитель также добавил, что спорные нормы позволяют уменьшать размер компенсации сумм, выплаченных адвокату за оказание юрпомощи при рассмотрении вопросов, связанных с реабилитацией.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что Постановлением от 23 сентября 2021 г. № 41-П п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК был признан не противоречащим Конституции, поскольку эта норма, предусматривая возмещение реабилитированному имущественного вреда с отнесением к его составу сумм, выплаченных за оказание реабилитированному юридической помощи, не предполагает отказа лицу, пострадавшему от незаконного или необоснованного уголовного преследования, в полном возмещении расходов на оплату полученной им помощи адвоката, если не доказано, что часть его расходов, предъявленных к возмещению, обусловлена явно иными обстоятельствами, нежели получение такой помощи непосредственно в связи с защитой реабилитированного от уголовного преследования, и при этом добросовестность его требований о таком возмещении не опровергнута.

В этом постановлении Суда, в частности, отмечалось, что высокая стоимость помощи, полученной от адвоката, не может как таковая быть поводом к сокращению объема прав реабилитированного на возмещение причиненного ему вреда. «Незаконное или необоснованное уголовное преследование само по себе может мешать потерпевшему быть осмотрительным и умеренным в расходах на оплату юридической помощи, а потому значительные затраты на услуги адвоката при защите конституционных прав и ценностей от такого преследования нельзя считать беспочвенными. К тому же обвиняемый (подозреваемый) имеет основания притязать на юридическую помощь хорошего качества и получать ее в достаточном объеме сообразно интенсивности и длительности осуществляемой против него обвинительной деятельности», – напомнил КС.

Он также указал, что не исключено и получение адвокатских услуг без видимой процессуальной активности стороны защиты, когда она готовится квалифицированно ответить на действия стороны обвинения, предполагая их в разных вариантах постольку, поскольку уголовное преследование протекает с долгими перерывами при неясной позиции обвинения, оставляя обвиняемого (подозреваемого) в неизвестности под угрозой лишения либо ограничения принадлежащих ему прав и благ в перспективе применения уголовно-правового принуждения. «При таких обстоятельствах отказ в признании расходов реабилитированного на оплату юридической помощи нельзя считать справедливым. Нельзя считать правильным и снижение размера возмещения, присуждаемого реабилитированному, на том основании, что он, вместо отдельных услуг, помесячно или поквартально оплачивал серией платежей длительно получаемую юридическую помощь. Тем более такое снижение не может быть оправданным, когда длительная защита по уголовному делу обусловлена затяжным уголовным преследованием с неоднократным прекращением и возобновлением производства по делу, что вынуждает обвиняемого (подозреваемого) доказывать невиновность с избыточными затратами на отстаивание своих прав», – отмечено в определении.

Конституционный Суд также назвал несправедливым снижение суммы возмещаемых затрат до размеров, которые представляются достаточными представителям причинителя вреда, особенно после реабилитации лица, пострадавшего от неправомерного уголовного преследования. Расходы, на которые лицо решается в обстановке такого преследования, нельзя считать безосновательными даже при некотором их превышении над средними, например величинами адвокатского вознаграждения по месту ведения уголовного дела. Эти величины условны и не настолько очевидны, чтобы обвиняемый или подозреваемый мог по ним предсказать стоимость адвокатских услуг, которую суд впоследствии посчитает разумной и справедливой в решении о возмещении реабилитированному вреда.

В правоприменительной практике, отметил КС, суждения о действительной стоимости юридических услуг существенно разнятся ввиду оценочных представлений. Приблизительность подобных оценок не должна ущемлять права на возмещение вреда, который причинен реабилитированному, в виде расходов на юрпомощь, и отказ в полном его возмещении умалял бы конституционные права и их судебную защиту. В связи с этим Конституционный Суд отметил, что Постановление КС от 23 сентября 2021 г. № 41-П и его выводы сохраняют свою силу, а проверка обоснованности принятых по делу решений не относится к компетенции Суда.

Старший партнер АБ ZKS Андрей Гривцов назвал определение КС хорошим, но заметил, что оно содержит местами неудачные формулировки, которые могут препятствовать восстановлению нарушенных прав в конкретной ситуации. «Конституционный Суд в очередной раз абсолютно правильно высказался относительно того, что суммы, подлежащие взысканию в качестве возмещения имущественного вреда, причиненного незаконным преследованием, не могут произвольно снижаться, в том числе со ссылками судов на якобы неразумность несения реабилитированным высоких расходов на собственную защиту. Это действительно так. В случае незаконного уголовного преследования вина от этого возлагается на государство, которое обязано возместить лицу все расходы, понесенные на защиту от такого уголовного преследования. Никакие ссылки на чрезмерность понесенных расходов, несоответствие неким обязательным тарифам, которых для оказания юрпомощи на самом деле не существует, не могут и не должны приниматься во внимание», – полагает он.

По словам эксперта, в подобных случаях нужно руководствоваться тем, что лицо понесло расходы и представило суду подтверждение данных расходов, поэтому они должны быть компенсированы в полном объеме. «Это не первое решение КС РФ по этому поводу, и отрадно, что Суд занимает такую позицию весьма последовательно. Неудачным выглядит довод о том, что Суд не стал оценивать обстоятельства конкретного дела и принимать решение о необходимости пересмотра судебных актов, с которыми выражал несогласие заявитель и которые противоречили указанной позиции КС. С учетом таких выводов не исключается, что на практике такие судебные акты, к сожалению, так и не будут пересмотрены со ссылкой на то, что Конституционный Суд не дал им прямую оценку. То есть, приняв в целом очень хорошее решение, КС по каким-то причинам проявил непоследовательность и не дал оценку конкретным нарушениям по конкретному делу, хотя в других случаях такая оценка в аналогичных ситуациях давалась», – заметил Андрей Гривцов

Адвокат КА г. Москвы «Якупов и партнеры» Дмитрий Мыльцын отметил, что в комментируемом определении КС вновь озвучил позицию, согласно которой недопустимо произвольно уменьшать расходы на адвоката в зависимости от их якобы завышенного размера, что является субъективным критерием. «Необходимо учитывать также затяжной характер уголовного преследования, который фактически вынуждал обвиняемого (подозреваемого) доказывать невиновность с избыточными затратами на отстаивание своих прав. В таком случае уменьшение расходов на адвоката в рамках реабилитации недопустимо», – подчеркнул он.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о