Вопросы юристу


Генпрокуратуре не удалось оспорить в ВС отмену кассацией обвинительного приговора и прекращение дела

Верховный Суд согласился с Четвертым КСОЮ, что скачивание и хранение видеоролика порнографического содержания сами по себе бесспорно не свидетельствуют о наличии умысла на его распространение

Генпрокуратуре не удалось оспорить в ВС отмену кассацией обвинительного приговора и прекращение дела

Как отметил в комментарии «АГ» защитник оправданного, ВС подчеркнул, что даже осознание лицом того факта, что файлообменная программа осуществляет раздачу файлов на компьютере в автоматическом режиме, не служит подтверждением прямого умысла на совершение преступления по ст. 242.1. УК. По мнению одного эксперта «АГ», законные решения судов кассационной инстанции, констатировавших отсутствие доказательств вины осужденного, носят знаковый характер и позволяют надеяться, что по менее резонансным составам преступлений суды также будут обращать больше внимания на доказательства, характеризующие субъективную сторону инкриминируемых преступлений. Другой полагает, что ВС РФ принял значимое решение, которое должно стать ориентиром не только для нижестоящих инстанций, но и для правоохранительных органов в целях недопущения уголовного преследования невиновных лиц.

Верховный Суд опубликовал определение суда кассационной инстанции от 4 августа по делу № 127-УД22-12-К4, которым отказал в удовлетворении требования Генпрокуратуры России отменить определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции об отмене обвинительного приговора и прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям в отношении мужчины, обвиняемого в приобретении, хранении и распространении материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних.

В марте 2021 г. Керченский городской суд Республики Крым признал Павла Мухина виновным в совершении преступлений по подп. «а», «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ и приговорил его к трем годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на полгода.

При вынесении приговора суд учитывал показания обвиняемого, данные им в ходе предварительного следствия, в соответствии с которыми он установил на свой ноутбук компьютерную программу, предназначенную для обмена файлами по электронным пиринговым сетям интернета, которая при установлении на компьютерном оборудовании автоматически формирует хранилище, в котором сохраняется вся скопированная пользователем информация. Используя эту программу, Павел Мухин скачал видеоролик порнографического содержания, но затем удалил его, поскольку тот был ему неинтересен и он не преследовал цели его распространения. Тем не менее суд посчитал доказанным, что обвиняемый установил на ноутбуке программное обеспечение с целью распространения в интернете порнографических материалов и загрузил в Сеть для скачивания ее пользователями видеофайл с запрещенным контентом.

Обвинительный приговор не обжаловался в апелляции, однако в ноябре 2021 г. осужденный подал кассационную жалобу в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции. Рассмотрев дело, Четвертый КСОЮ отменил обвинительный приговор и прекратил уголовное дело за отсутствием состава преступления, признав за мужчиной право на реабилитацию.

В кассационном определении, в частности, указывалось на отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что Павел Мухин совершил действия, направленные на распространение видеоролика порнографического содержания, например доказывающих тот факт, что он предлагал или передавал иным лицам скачанный им видеофайл. Как пояснил кассационный суд, совершенные Мухиным действия по скачиванию и хранению видеоролика порнографического содержания на своем персональном компьютере сами по себе не позволяют сделать бесспорный вывод о наличии у него умысла на их распространение. Кассация добавила, что установленная на ноутбуке Павла Мухина программа сама автоматически передала видеофайл для скачивания в компьютер без участия владельца гаджета.

Заместитель Генпрокурора России подал кассационное представление в Верховный Суд с целью отмены судебного акта Четвертого КСОЮ и направления уголовного дела на новое кассационное рассмотрение. В частности, представитель Генпрокуратуры указал, что Павел Мухин был необоснованно освобожден от уголовной ответственности за совершенное преступление, поскольку исследованные в судебном заседании доказательства подтверждали, что обвиняемый разместил видеофайл на персональном компьютере именно в специальную открытую для других пользователей папку, тем самым намеренно совершив активные действия, направленные на получение файла неопределенным кругом лиц в интернете. В кассационном представлении также указывалось на противоречие обстоятельствам дела выводов суда кассационной инстанции о том, что программа сама автоматически передала файлы для скачивания в компьютер без участия Павла Мухина. Генпрокуратура сочла, что кассационный суд фактически проигнорировал показания подсудимого, данные им в ходе предварительного следствия и исследованные в суде первой инстанции.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ не усмотрела основания для отмены кассационного определения Четвертого КСОЮ. Так, Коллегия обратила внимание на то, что суд первой инстанции не привел мотивы, в силу которых отверг утверждения подсудимого об отсутствии у него намерения распространить видеоролик, а также о том, что он самостоятельно удалил его. «Между тем показания Павла Мухина об удалении видеоролика не опровергнуты представленными стороной обвинения и исследованными в судебном заседании доказательствами. На изъятых в ходе осмотра квартиры осужденного компьютерах не обнаружено ни видеоролика, который он скачал, ни иных материалов порнографического содержания», – подчеркнул Верховный Суд.

Он указал также, что в ходе судебного заседания в Верховном Суде Павел Мухин сообщил, что не помнит точно, когда скачал видеоролик и когда его удалил, что он не был заинтересован ни в хранении этого видеофайла, ни в его распространении. Иные доказательства, позволяющие установить время скачивания видеоролика и время его удаления, в ходе расследования уголовного дела не установлены и в приговоре не приведены, заметил ВС. Исходя из показаний мужчины, с учетом требований ст. 14 УПК о том, что все сомнения в виновности толкуются в пользу виновного, не исключено, что Павел Мухин скачал видеоролик 5 марта 2019 г. (незадолго до того, как тот был обнаружен на его компьютере в ходе ОРМ) и в тот же день удалил его.

Как пояснил ВС, приведенные в кассационном представлении доказательства подтверждают лишь сам факт скачивания Мухиным видеоролика порнографического содержания на свой компьютер и размещение его в открытой папке, доступной для просмотра иными лицами. В кассационном представлении также содержится ссылка на показания мужчины в ходе предварительного следствия как на доказательство его виновности, однако Генпрокуратура не привела в своем представлении какие-либо суждения по поводу утверждений вышеуказанного гражданина об удалении видеоролика, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела.

«Принимая во внимание то обстоятельство, что удаление видеоролика исключало доступ к нему как самого Павла Мухина, так и иных лиц; показания в судебном заседании Павла Мухина, который отрицал наличие у него умысла на распространение порнографических материалов, Судебная коллегия находит обоснованным вывод суда кассационной инстанции об отсутствии доказательств, свидетельствующих о том, что Павел Мухин совершил действия, направленные на распространение видеоролика порнографического содержания, что стороной обвинения не было представлено каких-либо доказательств того, что Павел Мухин предлагал или передавал иным лицам скачанный им видеофайл», – заключил Верховный Суд.

Он добавил, что совершенные Павлом Мухиным действия по скачиванию и хранению видеоролика порнографического содержания на своем персональном компьютереам сами по себе не позволяют сделать бесспорный вывод о наличии у него умысла на их распространение. При таких обстоятельствах решение суда кассационной инстанции о прекращении уголовного дела в отношении Павла Мухина является законным и обоснованным.

В комментарии «АГ» защитник Павла Мухина, адвокат АБ г. Москвы «Домкин и партнеры» Павел Домкин отметил, что в рассматриваемом случае Генпрокуратура России изложила в кассационном представлении «новый аспект» уголовного дела, который ранее не фигурировал в судебной практике по ст. 242.1. УК РФ: «Прокурор полагал, что оценивать факт совершения распространения материалов с порнографическим изображением несовершеннолетних следует, применяя п. 9 ст. 2 Закона об информации о том, что распространение информации представляет собой как передачу информации неопределенному кругу лиц, так и действия, направленные на получение информации неопределенным кругом лиц».

Таким образом, по словам защитника, обвинение полагало, что поскольку файлообменная программа оставила ранее скачанный из других источников порнографический материал на раздаче для скачивания другими пользователями, а подсудимый не принял никаких мер к «закрытию» файла от скачивания, он совершил действия, направленные на получение информации третьими лицами, т.е. совершил распространение информации в понимании Закона № 149-ФЗ. «Основная линия защиты подсудимого состояла в указании на неприменимость этого закона в уголовном деле. Конституционный Суд в своих определениях неоднократно указывал, что нормы Закона № 149-ФЗ имеют самостоятельный предмет регулирования, они относятся именно к информации и не предопределяют содержание и объем уголовно-правовых запретов в сфере оборота порнографических материалов», – пояснил Павел Домкин.

Он добавил, что второй существенный момент этого дела касался вопроса недоказанности прямого умысла у подсудимого на совершение преступления. «По смыслу закона, в силу отнесения к формальным составам преступлений, предусмотренное ст. 242.1 УК РФ противоправное деяние совершается только с прямым умыслом, направленным на распространение материалов или предметов с порнографическим изображением несовершеннолетних. Несмотря на то что подсудимый дал “признательные показания” в части скачивания запрещенной информации и ее хранения на компьютере, он пояснял, что хранение не было связано с его желанием распространять эту информацию среди других лиц. Разрешая дело, ВС РФ вновь подчеркнул, что даже осознание (понимание) лицом, что файлообменная программа осуществляет раздачу файлов на компьютере в автоматическом режиме, не является подтверждением прямого умысла на совершение преступления по ст. 242.1. УК РФ. Кроме того, Суд отдельно подчеркнул, что отсутствие прямого умысла дополнительно подтверждается показаниями подсудимого об удалении файла с компьютера после ознакомления с ним и фактом необнаружения файла на компьютере при проведении ОРМ и следственных действий», – заключил Павел Домкин.

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский поддержал выводы обеих кассационных инстанций. «Как установил суд кассационной инстанции, городской суд постановил обвинительный приговор, хотя стороной обвинения не был доказан обязательный элемент инкриминированного состава преступления – умысел на распространение порнографических материалов. К сожалению, объективное вменение, допущенное в настоящем случае судом первой инстанции, достаточно часто, вопреки положениям ч. 2 ст. 5 УК РФ, допускается судами, и борьба защиты с таким незаконным осуждением проходит с переменным успехом. Это связано с тем, что доказывание субъективной стороны состава преступления значительно сложнее, нежели установление фактических обстоятельств, и, в условиях обвинительного уклона, именно к содержанию субъективной стороны применяется наиболее низкий стандарт доказывания», – пояснил он.

В рассматриваемом случае, по словам эксперта, положение подсудимого осложнялось тем, что он обвинялся в совершении преступления, входящего в условный пул «педофильских» статей, по которым в настоящее время судами сформирован тренд на осуждение любой ценой, невзирая ни на какие доказательства, вернее, их отсутствие. «Поэтому законное решение судов кассационной инстанции по настоящему делу, констатировавших, вопреки мнению заместителя Генпрокурора России, отсутствие доказательств вины осужденного, является достаточно знаковым и позволяет надеяться, что по менее резонансным составам суды также будут больше внимания обращать на доказательства, характеризующие субъективную сторону инкриминируемых преступлений», – резюмировал Сергей Колосовский.

Адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян
отметил, что кассационная инстанция крайне редко отменяет приговор с прекращением уголовного дела (преследования) в связи с отсутствием состава преступления. «Данное обстоятельство как таковое уже представляет профессиональный интерес для адвокатского сообщества. Однако объективности ради следует заметить, что подобное решение кассационного суда общей юрисдикции по данному составу преступления не является исключительным в судебной практике. Например, ранее, отменяя обвинительный приговор и прекращая уголовное дело, Первый кассационный суд общей юрисдикции в своем определении от 24 марта 2020 г. № 77-291/2020 г. указывал: обстоятельство того, что подсудимому было известно о сохранении скачанных файлов порнографического содержания в программе, позволяющей другим пользователям скачивать данные файлы, само по себе не может свидетельствовать об умысле осужденного на их распространение. Похожие выводы можно обнаружить и в других судебных решениях (определение Шестого КСОЮ от 2 марта 2021 г. № 77-995/2021; определение Восьмого КСОЮ от 22 апреля 2021 г. № 77-1259/2021)», – напомнил он.

Приведенные примеры из судебной практики, по словам эксперта, демонстрируют существующие сложности при толковании и применении уголовного закона правоприменителем и, как следствие, возникновение фактов необоснованного уголовного преследования. «Действительно, по замыслу законодателя, преступление, предусмотренное ст. 242.1 УК, может быть совершено только с прямом умыслом, что подразумевает, что уголовная ответственность наступает только в том случае, если лицо осознает, что незаконно изготавливает, хранит либо перемещает через границу в целях распространения материалы или предметы с порнографическими изображениями несовершеннолетних. По-видимому, передача кассационного представления по анализируемому делу для последующего рассмотрения в кассационной инстанции Верховного Суда объяснялась преимущественно тем, что эта судебная инстанция ощутила существующую на практике потребность в разъяснении признаков состава преступления, предусмотренного ст. 242.1 УК», – предположил адвокат.

Мартин Зарбабян добавил, что ВС в рассматриваемом случае пришел к совершенно логическому выводу, что гражданин не может нести уголовную ответственность при отсутствии у него намерения на распространение порнографических материалов, иное означало бы объективное вменение. «Если же коснуться процессуальных аспектов, оставив вопросы квалификации в стороне, то занимательно увидеть в этом определении упоминание принципа презумпции невиновности, что встречается в судебных решениях не так часто. Между тем, исходя из содержания комментируемого определения, можно предположить, что кассационный суд общей юрисдикции на примере данного конкретного дела в очередной раз актуализировал теоретическую проблему, выражающуюся в том, что “первая” кассация фактически воспринимается не в качестве экстраординарной инстанции (да и является), воздерживающейся от оценки доказательств, а, напротив, инстанции, дублирующей предмет и пределы проверки решений в порядке апелляционного производства. Во всяком случае, ВС РФ, полагаю, принял значимое решение, которое должно стать ориентиром не только для судов нижестоящих инстанций, но и для правоохранительных органов, выявляющих и расследующих подобные дела, в целях недопущения уголовного преследования невиновных лиц», – заключил он.

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о