частный юрист адвокат помощь юриста

ЕСПЧ присудил 15 тыс. евро заключенному, избитому за отказ раздеться во время досмотра

Признавая нарушение Конвенции, Суд отметил, что государство-ответчик не смогло пояснить, почему несколько надзирателей не урегулировали конфликт без использования дубинок

ЕСПЧ присудил 15 тыс. евро заключенному, избитому за отказ раздеться во время досмотра

В комментарии «АГ» один из представителей заявителя, адвокат Павел Козюков отметил, что жалоба увенчалась успехом благодаря терпению и настойчивости доверителя и труду нескольких адвокатов на протяжении ряда лет. При этом он считает, что размер присужденной компенсации мог быть больше.

15 января ЕСПЧ вынес Постановление по делу «Беляев против России», заявитель по которому жаловался на нарушения ст. 3 и 6 Конвенции в связи с избиением надзирателями в медицинском учреждении исправительной колонии.

Обстоятельства дела

В 2003 г. Санкт-Петербургский городской суд признал Владимира Беляева виновным в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах и хранении огнестрельного оружия, приговорив его к 21 году лишения свободы. Впоследствии обвинительный приговор был оставлен вышестоящим судом без изменения.

Осенью 2007 г. заключенного госпитализировали на месяц в медсанчасть ЛПУ-3 г. Челябинска, где он подвергся избиению за отказ раздеться при проведении досмотра. В тот же день тюремный врач зафиксировал следы побоев. Через три дня против Владимира Беляева возбудили уголовное дело по подозрению в совершении нападения на надзирателя и нарушении порядка пенитенциарного учреждения.

В суде сторона обвинения утверждала, что заключенный отказывался от досмотра, а в ответ на предупреждение надзирателя о применении силы ударил в лицо его напарника и рассек тому губу. Челябинский областной суд на основе вердикта суда присяжных оправдал Беляева, признав его действия самообороной. Верховный Суд РФ оставил приговор в силе 

Безуспешная попытка заявителя привлечь к ответственности виновных лиц

После вступления в силу оправдательного приговора Владимир Беляев подал жалобу в прокуратуру Челябинской области, в которой изложил собственную версию событий конфликта и пожаловался на плохое лечение.

В январе 2009 г. против тюремных надзирателей было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении служебных полномочий, совершенном с применением насилия. Следователи допросили заявителя и четырнадцать свидетелей по делу, а также провели три очные ставки. Далее уголовное дело прекратили из-за невозможности идентифицировать личности нападавших, при этом следствие поставило под сомнение факты, установленные в оправдательном приговоре Челябинского областного суда, о причастности тюремных надзирателей к избиению заключенного.

Осенью 2012 г. уголовное дело в отношении работников пенитенциарного учреждения возобновлялось и вновь прекращалось. По результатам расследования следствие пришло к выводу о том, что Владимир Беляев в силу своего агрессивного поведения не подчинился законным распоряжениям надзирателей, поэтому применение резиновых дубинок в отношении него было оправданным. Также следственный орган отметил, что медицинская документация содержит описание не опасных для жизни травм, а оправдательный приговор, вынесенный на основе вердикта присяжных, не содержит никаких оценок действий подозреваемых или какие-либо доказательства их вины. Спустя год областная прокуратура возобновила расследование по уголовному делу, которое впоследствии было также прекращено на том основании, что надзиратели не злоупотребляли своими полномочиями и действовали в соответствии с законом.

В этой связи Владимир Беляев неоднократно оспаривал в судебном порядке решения следствия по приостановлению или прекращению расследования уголовного дела в отношении работников пенитенциарного учреждения. В своих жалобах он утверждал, что присяжные в своем вердикте фактически определили личности нападавших, а выводы следствия противоречат друг другу. Лишь в 2013 г., после того как Челябинский областной суд направил дело на новое рассмотрение, районный суд удовлетворил жалобу заключенного. Суд выявил, что постановления следователей о приостановлении и прекращении уголовного дела в 2009 г. были необоснованными, не содержали никаких ссылок на вердикт присяжных и базировались только на показаниях подозреваемых. В этой связи суд распорядился об устранении нарушений.

Впоследствии Владимир Беляев подал иск к прокуратуре Челябинской области, Минфину и Казначейству России с требованием компенсации морального вреда и извинений. В августе 2011 г. районный суд провел заседание в отсутствие истца и присудил ему 15 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда, отказав в удовлетворении остальной части иска. Попытка гражданина обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции не увенчалась успехом.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд Владимир Беляев ссылался на нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод фактом его жестокого избиения и неэффективным расследованием данного инцидента. Он также ссылался на нарушение ст. 6 Конвенции, поскольку его право на справедливое судебное разбирательство было нарушено рассмотрением поданного им иска в его отсутствие. В этой связи гражданин требовал присудить ему 50 тыс. евро в качестве компенсации материального и морального вреда.

Правительство РФ в своих возражениях на жалобу ссылалось на возобновление расследования по уголовному делу в отношении сотрудников пенитенциарного учреждения в ноябре 2013 г., хотя оно впоследствии и было прекращено. При этом государство-ответчик утверждало о законном применении силы к заявителю в ходе инцидента и о всестороннем его расследовании. Российская сторона полагала, что уголовное дело в отношении надзирателей не могло быть передано в суд только на основании выводов, содержащихся в вердикте присяжных. Правительство РФ также ссылалось на надлежащее уведомление заявителя о датах судебных заседаний по его иску в рамках гражданского судопроизводства и то, что характер правового спора не требовал его личного присутствия в судебном разбирательстве.

В возражениях на эти доводы Владимир Беляев отметил, что расследование по уголовному делу все равно было прекращено, хотя вердикт присяжных содержал не только детали его избиения, но и имена предполагаемых преступников.

Выводы ЕСПЧ

Изучив обстоятельства дела, Европейский Суд подчеркнул, что содержащиеся под стражей лица находятся в уязвимом положении, а власти обязаны защищать их физическое благополучие. Любое применение физической силы в отношении такого лица в отсутствие строгой необходимости, продиктованной его поведением, умаляет человеческое достоинство и нарушает ст. 3 Конвенции.

ЕСПЧ отметил, что не оспаривался сам факт избиения заявителя надзирателями, следы которого впоследствии были зафиксированы в медицинской документации. Он указал, что применение силы в пенитенциарных учреждениях возможно лишь в некоторых случаях в целях обеспечения безопасности, порядка и предотвращения преступлений, однако такие меры могут использоваться только при их необходимости, и они не могут быть чрезмерными. В этой связи Суд отметил, что избиение заявителя резиновыми дубинками было несоразмерно его попытке защитить себя и явно не соответствовало цели, которую стремились достичь надзиратели. ЕСПЧ посчитал, что российское правительство не пояснило надлежащим образом, почему несколько сотрудников пенитенциарного учреждения не могли урегулировать конфликт с участием одного заключенного без использования дубинок. В силу этого действия надзирателей в отношении заявителя расценены как акт возмездия или телесное наказание.

Кроме того, Европейский Суд указал на то, что степень травм, полученных Владимиром Беляевым, свидетельствует о серьезном характере побоев в рамках бесчеловечного обращения, запрещенного ст. 3 Конвенции. Суд в очередной раз повторил, что подача обоснованной жалобы о жестоком обращении со стороны сотрудников правоохранительных органов требует проведения эффективного расследования с целью установления личности виновных лиц и привлечения их к ответственности. Таким образом, ЕСПЧ пришел к выводу об отсутствии эффективного расследования по жалобе заявителя о жестоком обращении и признал нарушение ст. 3 Конвенции в процессуальном и материальном аспектах.

Европейский Суд также пришел к выводу, что российские суды нарушили ст. 6 Конвенции при рассмотрении иска заявителя в рамках гражданского судопроизводства. При этом отмечается, что рассмотрение иска в суде первой инстанции не нарушило права истца, поскольку он и его адвокат ходатайствовали о рассмотрении дела в его отсутствие, однако ни Владимир Беляев, ни его защитник не присутствовали на судебном заседании в вышестоящей инстанции. ЕСПЧ отметил, что Правительство РФ не доказало факт надлежащего уведомления указанных лиц о предстоящем судебном разбирательстве.

В связи с выявленными нарушениями Европейский Суд присудил заявителю 15 тыс. евро.

Мнение представителя заявителя в ЕСПЧ

Интересы Владимира Беляева в Европейском Суде представляли адвокаты АП Свердловской области Павел Козюков и ныне покойный Валентин Комиссаров. В комментарии «АГ» Павел Козюков положительно оценил постановление: «Жалоба увенчалась успехом благодаря терпению и настойчивости моего доверителя, а в основу лег труд нескольких адвокатов на протяжении ряда лет».

«Лично для меня решение ЕСПЧ не было неожиданным, я понимал, что мы опираемся на достаточные и твердые доказательства, ведь оправдательный приговор суда присяжных, да еще и устоявший во второй инстанции, – это весьма сильный аргумент», – отметил адвокат. Он также полагает, что размер присужденной компенсации его доверителю мог быть больше, учитывая издевательскую позицию следствия, которое не смогло определить обвиняемых среди уже четко определенного круга лиц. «В любом случае целью обращения в ЕСПЧ служило не получение каких-либо выплат и компенсаций, а желание добиться справедливости», – заключил Павел Козюков.

Метки записи:   , ,

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о