частный юрист адвокат помощь юриста

Борис Титов хочет защитить предпринимателей от уголовной ответственности за создание ОПС или участие в них

Бизнес-омбудсмен считает необходимым внесение поправок в ст. 210 УК, предусматривающую ответственность за создание и участие в организованном преступном сообществе

Борис Титов хочет защитить предпринимателей от уголовной ответственности за создание ОПС или участие в них

По словам главы Ассоциации защиты бизнеса, общественного уполномоченного по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей, Александра Хуруджи, поводом для обращения послужило то, что данный состав преступления слабо проработан, а сама статья содержит весьма обтекаемые формулировки. Адвокаты также поддержали комментируемую инициативу. Адвокат Андрей Гривцов сообщил «АГ» о том, что ранее он выступал с аналогичным предложением в Торгово-промышленную палату РФ, и оно нашло широкую поддержку среди экспертов последней и ряда бизнесменов. Адвокат Сергей Гревцов назвал предложение о ведении реестра движения уголовных дел разумной, но с практической точки зрения нереализуемой идеей.

Как сообщила пресс-служба Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, 11 марта Борис Титов в целях защиты российских предпринимателей от уголовного преследования по ст. 210 УК РФ, предусматривающей ответственность за создание и участие в организованном преступном сообществе, обратился к главе Администрации президента Антону Вайно с предложением внести в нее изменения.

Как следует из письма бизнес-омбудсмена, законопослушные отечественные предприниматели до сих пор могут подвергнуться необоснованному уголовному преследованию, в том числе по ст. 210 УК РФ. По мнению Бориса Титова, для борьбы с указанными негативными явлениями будет достаточно трех мер.

Во-первых, необходимо исключение из уголовной сферы дел по фактам неисполнения или ненадлежащего исполнения гражданско-правовых сделок, заключенных в письменной форме, которые не были признаны мнимыми, недействительными или притворными в судебном порядке.

Во-вторых, следует возложить на органы прокуратуры обязанности по ведению специального госреестра, в котором будут отмечаться, в частности, все заявления о преступлениях (начиная с момента их подачи), движение материалов доследственной проверки, возбуждения уголовного дела. Это, по мнению Бориса Титова, позволит существенно повысить прозрачность и контролируемость процесса, снизит риски возможных коррупционных нарушений и злоупотреблений.

В-третьих, следует исключить из круга субъектов уголовной ответственности за создание ОПС или участие в нем по ст. 210 УК лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, предусмотренной ст. 159–159.6 и главой 22 Кодекса (за исключением ст. 186 УК). В связи с этим бизнес-омбудсмен предложил дополнить данную статью соответствующим примечанием о том, что она не распространяется на вышеуказанных лиц. Свое предложение Борис Титов объяснил опасениями о том, что предусмотренный ею состав преступления может все чаще вменяться предпринимателям в силу серьезности предусмотренных ею санкций и общего курса государственной власти на ужесточение ответственности за создание ОПС.

В комментарии «АГ» глава Ассоциации защиты бизнеса, общественный Уполномоченный по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей, при омбудсмене Борисе Титове Александр Хуруджи отметил, что письмо адресовано Антону Вайно не только как главе Администрации президента, но и как главе рабочей группы по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства.

«Мы работаем по всем направлениям, чтобы под статью об ОПС перестали попадать предприниматели: ежегодно по этой статье в России возбуждается более сотни дел. И это не возврат в “лихие 90-е”, просто сейчас эта статья – циничный способ давления, шантажа и удержания под стражей предпринимателей. Когда на пресс-конференции по ст. 210 УК РФ я называл цифры, мне не верили журналисты, – отметил Александр Хуруджи. – Дополнительная квалификация по указанной статье при совершении преступлений в сфере экономики создает органам следствия искусственную возможность заключать под стражу лиц, к которым применение данной меры невозможно (вопреки ст. 108 УПК РФ), а также продлевать сроки их содержания под стражей свыше года (ч. 3 ст. 109 УПК РФ)».

По словам Александра Хуруджи, чаще всего привлечение предпринимателей по ст. 210 УК РФ абсолютно необоснованно, но позволяет давить на предпринимателя для получения нужных следствию показаний. «По существу данный состав преступления слабо проработан, статья содержит весьма обтекаемые формулировки. В 2003 г. в нее были внесены поправки, в результате которых смысл понятия “преступное сообщество” был изменен – вместо “сплоченного” оно стало “структурированным”. Учитывая, что определенной структурой обладает любая коммерческая организация, формально каждая из них может попасть под критерии преступного сообщества», – пояснил он. По мнению эксперта, несовершенство указанной статьи Уголовного кодекса и породило сам факт направления письма в адрес главы Администрации президента с просьбой исключить возможность ее применения в совокупности с преступлениями указанной категории.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал инициативу Бориса Титова: «Хочу отметить, что еще до Бориса Титова я, как практикующий адвокат и одновременно эксперт Торгово-промышленной палаты РФ, выходил с такой же инициативой, которая широко обсуждалась и нашла широкую поддержку среди экспертов ТПП РФ и многих бизнесменов».

По словам эксперта, ст. 210 УК РФ изначально задумывалась законодателями для борьбы с организованной преступностью: «бандами, криминальными авторитетами, “ворами в законе”, которые в тот момент в стране были особенно активны и пытались конкурировать с государством в борьбе за все сферы общественной жизни». Адвокат отметил крайне малое количество уголовных дел, которые направлялись в суды по ст. 210 УК РФ до 2011 г.: «Это как раз были дела о бандах и кровавых криминальных авторитетах, совершавших массовые убийства, похищения людей, мошенничества с квартирами и подобные страшные преступления. Однако далее ситуация поменялась. Статья стала использоваться недобросовестными правоохранителями как способ борьбы с предпринимателями».

По мнению Андрея Гривцова, дополнительная квалификация действий обвиняемых по ст. 210 УК РФ использовалась для того, чтобы запугать грозящим большим наказанием, склонить к сотрудничеству, не дать защите, а вслед за ней и суду применить положения УПК РФ о предпринимательском характере выдвинутого обвинения, длительное время содержать под стражей на период расследования. Он полагает, что во многом это связано с тем, что ст. 210 УК была исключена из подсудности судов присяжных, и «следователи уже практически не боятся вынесения оправдательных приговоров по данной статье со стороны профессиональных судей, которые согласно данным статистики в 99% случаев соглашаются со следствием».

Адвокат пояснил, что следователи (особенно в центральных аппаратах правоохранительных ведомств) квалифицируют по ст. 210 УК РФ любое уголовное дело о мошенничествах, растратах, в которых фигурирует несколько обвиняемых – работников одной фирмы либо же имеется несколько эпизодов возможных противоправных действий. «Подобное обвинение позволяет склонять к сотрудничеству самых несговорчивых обвиняемых, которые под угрозой возможного жестокого наказания соглашаются оговорить как самих себя, так и других лиц», – отметил Андрей Гривцов.

В свою очередь партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов считает, что инициатива логично ложится в канву последнего послания Президента РФ: «На мой взгляд, она является объективно востребованной по уголовным делам, где осуществляется защита предпринимателей от незаконного уголовного преследования». По мнению адвоката, следование инициативе в данной части равносильно маленькой революции, результаты которой адвокаты смогут использовать по максимуму.

При этом он назвал идею ведения реестра движения уголовных дел разумной, но с практической точки зрения нереализуемой: «Всегда, когда “прозрачность уголовного расследования” сталкивается с “тайной следствия” – побеждает второе».

По мнению Сергея Гревцова, сложно сказать, будут ли иметь правовое значение на практике поправки в случае их принятия, поскольку для безоговорочного успеха требуется предусмотреть несколько критериев их применения. «Ставя в зависимость применение ст. 210 УК РФ только от субъективной правовой квалификации следователем, мы рискуем получить рост составов преступлений по иным статьям непредпринимательской деятельности. Но, безусловно, предлагаемый правовой механизм важен для защитников и подзащитных», – отметил он.

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о