елхов и партнёры  торги по банкротству

Апелляция учла позицию ЕСПЧ и подтвердила право воронежских адвокатов на взыскание «гонорара успеха»

Суд указал на необоснованность представления прокуратуры, в соответствии с которым апелляционная инстанция в 2013 г. обязала адвокатов вернуть администрации города выплаченное им вознаграждение в 40 млн руб.

Апелляция учла позицию ЕСПЧ и подтвердила право воронежских адвокатов на взыскание «гонорара успеха»

В комментарии «АГ» управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры», советник ФПА РФ Сергей Бородин отметил, что пересмотр спора повлекло лишь обращение в ЕСПЧ. Однако то, что спор был разрешен в апелляции, по мнению адвоката, означает, что дела, связанные с адвокатским гонораром, могут справедливо рассматриваться и российскими судами.

Изготовлено мотивированное апелляционное определение Воронежского областного суда от 9 апреля по делу № 33-2102, которым были удовлетворены требования пятерых адвокатов адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» об отмене апелляционного определения, вынесенного в 2013 г. по представлению прокуратуры, в соответствии с которым был произведен поворот исполнения решения первой инстанции и с адвокатов взыскана сумма выплаченного им гонорара.

История вопроса

Как ранее писала «АГ», В 2008–2010 гг. указанная группа адвокатов оказывала юридическую помощь по соглашению, направленную на возврат в собственность муниципальной транспортной компании «Воронежпассажиртранс» комплекса объектов электротранспорта на общую сумму свыше 600 млн руб. По условиям соглашения адвокаты должны были получить «гонорар успеха» в размере 2,5% от этой суммы.

Услуги были оказаны в полном объеме, однако оплатить помощь адвокатов доверитель не смог ввиду тяжелого финансового положения. Адвокаты обратились в суд с требованием о взыскании задолженности на сумму свыше 40 млн руб. Решением суда от 22 июня 2010 г. требования истцов были удовлетворены в полном объеме. В порядке субсидиарной ответственности обязанность погасить задолженность была возложена на администрацию города. Взысканные денежные средства были перечислены на счет адвокатского образования. Решение суда не обжаловалось.

В январе 2013 г., спустя 2,5 года с момента вступления судебного акта в силу, прокурор Воронежской области обратился в суд с заявлением о восстановлении процессуального срока на обжалование указанного решения, но получил отказ. При этом суд указал, что прокурор не обращался с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц и не вступал в процесс для дачи заключения, поскольку его участие в данном споре в качестве обязательного законом не предусмотрено.

Прокурор обжаловал отказ в областной суд, который со ссылкой на ст. 35 Закона о прокуратуре подтвердил его право на обращение в первую инстанцию с указанным заявлением, а также на подачу апелляционного представления. В апелляционном представлении прокурор просил отменить решение суда от 2010 г. и принять новое, отказав истцам в удовлетворении требований о взыскании суммы задолженности, ссылаясь на незаконность и необоснованность решения, а также на неправильное применение судом норм процессуального права.

Суд представление удовлетворил. Кроме того, в порядке ст. 445 ГПК был произведен поворот исполнения решения первой инстанции и с адвокатов в пользу администрации города была взыскана сумма, равная их «гонорару успеха».

Тогда заявители обратились в Конституционный Суд РФ, указав, что ст. 35 Закона о прокуратуре, ч. 3 ст. 45 и ст. 112 ГПК позволяют прокурору, не принимавшему участия в деле и чье участие не являлось обязательным, обращаться с заявлением о восстановлении срока на апелляционное обжалование. КС Определением от 21 ноября 2013 г. № 1782-О отказал в принятии жалобы к рассмотрению. При этом Суд обратил внимание, что прокурор наделен правом обжаловать решение суда, не вступившее в силу, но только в том случае, если он обратился в первую инстанцию с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или участвовал в деле, а также в тех случаях, когда он не привлекался судом первой инстанции к участию в деле, в котором его участие является обязательным по закону. Таким образом, КС поддержал доводы заявителей, однако указал на необходимость обратиться в вышестоящие суды общей юрисдикции для защиты нарушенных прав.

В январе 2014 г. заявители обратились в ВС с кассационной жалобой, однако получили отказ в ее передаче на рассмотрение.

ЕСПЧ признал нарушение Конвенции, но в выплате компенсации отказал

В апреле того же года двое из адвокатов АК «Бородин и Партнеры» – Сергей Бородин и Алексей Пауль – обратились в ЕСПЧ с заявлением, в котором указали на нарушение принципа исключительности роли прокуратуры в гражданском судопроизводстве, установленного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом они сослались на ранее вынесенное Европейским Судом Постановление от 15 января 2008 г. по делу «Менчинская против России», согласно которому участие прокурора в гражданских и экономических делах по историческим и экономическим причинам, а также соображениям эффективности допустимо, но их роль при этом должна быть исключительной.

В Постановлении от 13 ноября 2018 г. по делу «Пауль и Бородин против России» ЕСПЧ отметил, что поскольку продление сроков апелляции представляет собой вмешательство в принцип res judicata, лицо, запрашивающее об этом, должно действовать незамедлительно с момента, когда оно узнало или должно было узнать о решении, подлежащем обжалованию. В данном деле Суд усмотрел нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с вмешательством в принцип правовой определенности.

При этом, отклоняя требования заявителей о компенсации материального вреда, Суд пояснил, что не видит причинно-следственной связи между ним и нарушением Конвенции. Более того, он считает, что обнаружение нарушения представляет собой справедливую компенсацию любого нематериального ущерба, который могут понести заявители.

«После четырех с половиной лет ожидания мы получили результат, на который очень рассчитывали. ЕСПЧ подтвердил правоту наших доводов в суде о том, что решение об отмене взыскания гонорара за юридическую помощь является незаконным», – отмечал тогда в комментарии «АГ» Сергей Бородин.

Итоги пересмотра апелляционного определения по новым обстоятельствам

Как отмечается в апелляционном определении от 9 апреля 2019 г. (имеется в распоряжении «АГ»), Сергей Бородин и Алексей Пауль обратились в областной суд с заявлением о пересмотре апелляционного определения от 12 ноября 2013 г. по новым обстоятельствам, сославшись на позицию ЕСПЧ по данному делу.

В возражениях прокуратура, в свою очередь, указывала, что констатация ЕСПЧ нарушений Конвенции не свидетельствует о том, что они повлияли на правильность разрешения дела заявителей и что те продолжают испытывать неблагоприятные последствия от решения суда.

Апелляционная инстанция указала, что согласно п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ к новым обстоятельствам относится установление ЕСПЧ нарушения положений Конвенции при рассмотрении дела судом. В обоснование своей позиции суд также сослался на положения Постановления Пленума ВС от 11 декабря 2012 г. № 31, в котором подчеркивается, что основанием для пересмотра судебного постановления является такое постановление ЕСПЧ, в котором установлено нарушение Конвенции, повлиявшее на правильность разрешения дела заявителя. Кроме того, в Постановлении Пленума ВС от 27 июня 2013 г. № 21 указано, что судебный акт подлежит пересмотру, если заявитель продолжает испытывать неблагоприятные последствия от его принятия.

В определении также подчеркивается, что апелляционное определение от 2013 г. о взыскании с истцов более 40 млн руб. полностью не исполнено, соответствующие исполнительные производства продолжаются, в отношении адвокатов продолжают действовать ограничения на выезд из России, удерживаться взысканные средства.

Также суд принял во внимание, что ЕСПЧ не присудил заявителям справедливую компенсацию либо иные средства по итогам рассмотрения дела, ограничившись установлением факта нарушения ст. 6 Конвенции. «Как видно из материалов дела, прокурор Воронежской области не принимал участия в рассмотрении дела заявителей в суде первой инстанции, его участие не было обязательным по возникшему спору, поскольку не подпадает под действие ч. 3 ст. 45 ГПК, – сообщается в документе. – При таких обстоятельствах допуск прокурора … в нарушение ст. 6 Конвенции поставил под сомнение результаты рассмотрения дела заявителей, повлек отмену решения суда первой инстанции».

Кроме того, апелляция обратила внимание на доводы заявителей о том, что еще в сентябре 2012 г. прокурору области было известно о состоявшемся решении суда о взыскании 40 млн руб. из муниципального бюджета в пользу адвокатского образования. При указанных выше обстоятельствах, отмечается в документе, судебная коллегия не может согласиться с возражениями об отсутствии правовых оснований для пересмотра апелляционного определения 2013 г. по новым обстоятельствам.

Таким образом, суд отменил апелляционное определение от 2013 г., оставив решение первой инстанции от 2010 г. без изменения. Представление прокурора области с учетом выводов ЕСПЧ было оставлено без рассмотрения.

«Справедливый результат дает нам большое моральное удовлетворение»

Комментируя «АГ» определение, Сергей Бородин отметил, что судебные споры по поводу взыскания гонорара за оказанную юридическую помощь для ЕСПЧ – ситуация экстраординарная. «Дело носит необычный характер, поэтому говорить о том, могло ли оно быть рассмотрено без привлечения Европейского Суда, сложно, – пояснил он. – Нами были исчерпаны национальные средства судебной защиты, не помогло также обращение в КС и ВС. Это говорит о том, что лишь обращение в ЕСПЧ повлекло пересмотр спора. Каждый спор, по которому ЕСПЧ создал прецедент, означает, что без этого обращения невозможно было защитить законные интересы обращающихся».

Адвокат добавил, что не каждый судебный спор может закончиться в ЕСПЧ. «Само по себе рассмотрение спора в апелляционной инстанции Воронежского областного суда не является показателем и не может помочь избежать в будущем подобных ситуаций», – подчеркнул Сергей Бородин. Однако то, что спор был разрешен в апелляции, по мнению адвоката, означает, что дела, связанные с «гонораром успеха», могут справедливо рассматриваться и российскими судами. «Судебные разбирательства, касающиеся адвокатских гонораров, будут появляться и в дальнейшем, поскольку соглашение о гонораре носит многогранный характер, а результаты адвокатского труда относятся к категории оценочных понятий», – добавил он.

В заключение Сергей Бородин отметил, что вопрос о необходимости компенсаций по итогам рассмотрения дела за судебную волокиту или о взыскании судебных расходов в настоящее время не рассматривается. «Справедливый результат дает нам большое моральное удовлетворение, и этого пока достаточно», – резюмировал он.

Татьяна Кузнецова

Метки записи:  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о