Вопросы юристу


Адвокат доказал, что московские власти неправомерно взимали с его доверителя налог по повышенной ставке

Мосгорсуд согласился, что здания истца ошибочно были включены Правительством Москвы в перечень объектов недвижимости, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость

Адвокат доказал, что московские власти неправомерно взимали с его доверителя налог по повышенной ставке

Адвокат административного истца в комментарии «АГ» отметил, что центральным вопросом для налогоплательщика в случае удовлетворения требований является право истребования уплаченных денежных средств за все периоды незаконного включения зданий в перечень.

Как стало известно «АГ», 25 октября Московский городской суд вынес решение (документ имеется у редакции), которым исключил шесть московских зданий из перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налог на имущество организаций уплачивался от их кадастровой стоимости. Представитель административного истца, адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Вашъ юридический поверенный» Арсен Багрян рассказал «АГ» об особенностях спора и о значимости решения суда для практики.

На земельном участке, арендуемом у Правительства Москвы, расположены шесть объектов капитального строительства, принадлежащие ООО «Артико» на праве собственности, при этом каждое из зданий имеет площадь меньшую, чем 1000 кв. м. На основе постановления Правительства Москвы № 700-ПП от 28 ноября 2014 г. здания были включены в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость. ООО «Артико» на протяжении нескольких лет, с 2017 по 2021 г., платило данный налог. Критерием включения в указанный перечень явился вид разрешенного использования земельного участка.

В 2021 г. «Артико» обратилось в суд с исковым заявлением (документ имеется у «АГ») о признании недействующим постановления Правительства Москвы № 700-ПП в части включения в перечень вышеуказанных зданий. В обоснование требований отмечалось, что вид разрешенного использования земельного участка, на котором размещены здания, не предполагает размещение на нем офисных зданий, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания, в связи с чем отсутствуют основания для включения зданий в перечни, исходя из положений ст. 378.2 НК РФ и ст. 1.1 Закона г. Москвы от 5 ноября 2003 г. № 64 «О налоге на имущество организаций».

В иске отмечалось, что включение данных зданий в вышеуказанный перечень противоречит приведенным нормам закона и нарушает права и законные интересы административного истца в сфере экономической деятельности, так как незаконно возлагает на него обязанность по уплате налога на имущество организаций в большем размере. При этом отмечено, что административный истец не ставит под сомнение компетенцию Правительства Москвы в принятии оспариваемого постановления.

Подчеркивалось, что отнесение недвижимого имущества к административно-деловому центру или торговому центру (комплексу) на территории Москвы осуществляется в зависимости от вида разрешенного использования земельного участка, на котором расположено здание, площади здания или вида его фактического использования.

Арсен Багрян, ссылаясь на правовую позицию Постановления КС РФ от 12 ноября 2020 г. № 46-П, отметил, что взимание налога на имущество организаций исходя из налоговой базы, определяемой по кадастровой стоимости зданий исключительно из того, что они расположены на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания или бытового обслуживания, хотя объект недвижимости имеет иное назначение или фактическую эксплуатацию, не оправдано в конституционно-правовом отношении.

В иске указывалось, что данный подход допускает возложение повышенной налоговой нагрузки на налогоплательщика без экономических на то оснований и не позволяет применить для расчета налоговой базы более благоприятное для налогоплательщика общее правило ее определения исходя из среднегодовой стоимости имущества, признаваемого объектом налогообложения.

«При этом отказ налогоплательщику в таком праве не обусловлен объективной невозможностью пообъектного (индивидуального) определения налоговой базы с учетом среднегодовой стоимости имущества, а также не связан с правомерными целями градостроительной политики и другими конституционно оправданными причинами», – отмечалось в исковом заявлении.

Так, адвокат обратил внимание, что конституционно-правовых оснований такой отказ не имеет и недопустим в системе действующего правового регулирования, во всяком случае, в отношении тех организаций, чье недвижимое имущество расположено на земельных участках, которыми они владеют на условиях аренды.

Ссылаясь на п. 1 ст. 374 НК РФ, учитывая нормы налогового законодательства и правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в определениях от 12 июля 2006 г. № 266-О; от 2 ноября 2006 г. № 444-О и от 15 января 2008 г. № 294-О-П, Арсен Багрян напомнил, что законы о налогах должны быть конкретными и понятными. Акты законодательства о налогах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги, когда и в каком порядке он должен платить, причем все неустранимые сомнения, противоречия и неясности этих актов толкуются в пользу плательщика налога.

В соответствии с порядком определения вида фактического использования зданий и нежилых помещений для целей налогообложения, утвержденного Постановлением Правительства Москвы от 14 мая 2014 г. № 257-ПП, единственным доказательством использования здания в целях, предусмотренных налоговым законодательством, может являться акт Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости г. Москвы.

Законом г. Москвы о налоге на имущество организаций налоговая база как кадастровая стоимость объектов недвижимого имущества определяется в отношении отдельно стоящих нежилых зданий общей площадью свыше 1000 кв. м. Так, в исковом заявлении подчеркивалось, что поскольку площадь каждого из оспариваемых зданий составляет менее 1000 кв. м., это не позволяет отнести их к объектам недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется в соответствии с п. 2 ст. 1.1 вышеупомянутого закона.

Таким образом, именно на Правительство Москвы возложена обязанность по доказыванию соответствия объектов недвижимости, включенных в оспариваемый перечень, признакам административно-делового или торгового центров, установленным ст. 378.2 НК РФ, ст. 1.1 Закона г. Москвы о налоге на имущество организаций. Однако таких доказательств относительно включения оспариваемых зданий в перечень на 2017– 2021 г. не имеется.

Исследовав письменные материалы дела, оценив и проанализировав оспариваемые заявителем положения нормативного правового акта на соответствие федеральным законам и иным нормативным актам, имеющим большую юридическую силу, Мосгорсуд удовлетворил требования административного истца.

Обращаясь к положениям ст. 375, подп. 1 и 2 п. 1 ст. 378.2 НК РФ, суд отметил, что налоговая база определяется с учетом особенностей, установленных настоящей статьей, как кадастровая стоимость имущества, утвержденная в установленном порядке, в том числе в отношении административно-деловых центров и торговых центров (комплексов) и помещений в них.

Суд указал, что на территории Москвы налоговая база как кадастровая стоимость объектов недвижимого имущества определяется в отношении нежилых зданий (строений, сооружений) и помещений в них, которые отвечают хотя бы одному из следующих условий:

  • здание (строение, сооружение) расположено на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение офисных зданий делового, административного и коммерческого назначения, торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания;
  • здание (строение, сооружение) фактически используется в целях делового, административного или коммерческого назначения, для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания.

При допустимой множественности видов разрешенного использования земельного участка подп. 1 п. 4 ст. 378.2 НК РФ предрешает отнесение любых объектов недвижимости к тем, для которых налоговая база по налогу на имущество организаций определяется с учетом кадастровой стоимости. При этом принимается во внимание лишь один из видов разрешенного использования участка безотносительно к назначению и (или) фактическому использованию размещенных на нем зданий (строений, сооружений). Так, суд признал, что данный подход не является оправданным в конституционно-правовом отношении.

Мосгорсуд отметил, что в случае установления в отношении земельного участка нескольких видов разрешенного использования, для отнесения расположенных на таком участке объектов к объектам, налоговая база в отношении которых определяется как их кадастровая стоимость, необходимо оценить, используется ли фактически здание в соответствии с тем предназначением земельного участка. Суд учел, что площадь зданий составляет менее 1000 кв. м и их обследование в юридически значимый период не проводилось.

Таким образом, принимая во внимание позицию КС РФ, суд указал, что земельный участок имеет смешанный вид разрешенного использования, а это не может являться основанием для включения зданий в указанный перечень. Также учитывая, что доказательств того, что спорные здания фактически используются в целях делового, административного или коммерческого назначения, для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания, не представлено, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для включения объектов в оспариваемый перечень. В связи с этим суд признал недействующими редакции постановления Правительства Москвы № 700-ПП за период с 2017 по 2021 г. в оспариваемой части.

В комментарии «АГ» адвокат Арсен Багрян рассказал, что практика оспаривания по приведенным в иске доводам претерпела существенные изменения. Он заметил, что до появления Постановления КС РФ № 46-П/2020 во всех случаях суды отказывали в удовлетворении требований, полагая, что соответствие хотя бы одного из ВРИ размещению торговых объектов, объектов общественного питания или бытового обслуживания является достаточным и установление фактического использования не обязательно.

Арсен Багрян полагает, что проблема, с которой столкнулся его доверитель, на практике встречается достаточно часто, однако подробная статистика отсутствует. По мнению адвоката, практическая значимость решения Мосгорсуда выражается в недопущении нарушения принципа равенства и справедливости налогообложения посредством возложения повышенной налоговой нагрузки на налогоплательщика. «Пожалуй, ключевым, центральным вопросом для налогоплательщика в случае удовлетворения требований является право истребования уплаченных денежных средств за все периоды незаконного включения в перечень», – заключил Арсен Багрян.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о