Вопросы юристу


Адвокат добился признания незаконным обыска в его жилище

Суд признал, что действиями следователя были нарушены конституционные права и свободы адвоката как участника уголовного судопроизводства, гарантированные Конституцией и Законом об адвокатуре

Адвокат добился признания незаконным обыска в его жилище

В комментарии «АГ» адвокат Юрий Михалевич отметил, что иногда суды формально подходят к изучению ходатайств о проведении следственных действий, что и произошло в его ситуации при удовлетворении ходатайства следователя о производстве обыска. Председатель Комиссии АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов считает, что все адвокаты должны добиваться восстановления нарушенных прав и привлекать должностных лиц к установленной законом ответственности.

31 января Бабушкинский районный суд г. Москвы вынес постановление (имеется у «АГ»), которым признал постановление следователя о возбуждении ходатайства о производстве обыска в жилище адвоката незаконным и необоснованным. Ранее этот же суд прекратил данное производство по обыску.

Обыск из-за помощи доверителю в оформлении сделки

Как ранее писала «АГ», в 2018 г. адвокат АП Московской области Юрий Михалевич оказывал юридические услуги по банкротству физлица: необходимо было включить в реестр требований кредиторов требования его доверителя. В последующем доверитель решил продать право требования, и адвокат сопровождал эту сделку. Позднее по заявлению покупателя было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении неустановленных лиц, которое находилось в производстве следователя 4-го отдела СЧ СУ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве.

Посчитав, что дома у Юрия Михалевича могут находиться предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела, следователь 30 сентября 2020 г. вынес постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве обыска в жилище адвоката. Суд указал, что в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством РФ основанием для производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, а также обыск может производиться в целях обнаружения разыскиваемых лиц. Суд посчитал, что представленные материалы свидетельствуют о том, что в жилище могут находиться предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела, и 16 октября удовлетворил ходатайство.

Обыск был проведен 20 октября 2020 г. с участием представителя АП МО – адвоката Юрия Емельянова. В ходе обыска следователь ничего не изъял. Как пояснял «АГ» Юрий Михалевич ранее, следствие пришло за документами по сделке, которые находятся у сторон и у нотариуса и на момент производства обыска не могли находиться у адвоката.

Обжалование обыска

Не согласившись с проведением обыска, Юрий Михалевич, а также председатель Комиссии АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов обратились в Мосгорсуд. В апелляционных жалобах они указали, что 18 мая Юрий Михалевич с согласия доверителя был допрошен в качестве свидетеля, и следователь в протоколе записал, что он действующий адвокат. В дальнейшем, по их мнению, следователь сознательно утаил от суда данную информацию.

В жалобах отмечалось, что на дату вынесения постановления суда – 16 октября – постановление о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката или постановление о привлечении его в качестве обвиняемого отсутствовали. Соответственно, суд первой инстанции проигнорировал императивные требования ч. 1 ст. 450.1 УПК. Адвокаты также указали, что постановление о разрешении производства обыска не содержит данных, служащих его основанием, а также данных о конкретных отыскиваемых объектах.

Юрий Михалевич и Вадим Логинов попросили отменить постановление первой инстанции и отказать в удовлетворении ходатайства. Также они попросили вынести в адрес начальника СЧ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве Анатолия Савосина частное постановление, в котором следует указать на недопустимость введения суда в заблуждение путем утаивания информации о наличии спецсубъекта уголовного судопроизводства в ходатайстве о производстве обыска.

26 ноября 2020 г. Мосгорсуд отменил постановление о производстве обыска, указав, что первая инстанция не приняла во внимание наличие в представленных материалах сведений о том, что Юрий Михалевич является адвокатом и осуществляет в своем жилище адвокатскую деятельность. Между тем, заметила апелляция, в соответствии со ст. 450.1 УПК обыск в отношении адвоката, включая случаи, предусмотренные ч. 5 ст. 165 УПК, производится только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в порядке, установленном ч. 1 ст. 448 УПК. «Таким образом, суд первой инстанции вынес обжалуемое решение без учета обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения поступившего от следователя ходатайства», – резюмируется в апелляционном постановлении.

Кроме того, заметил Мосгорсуд, решение должно быть обоснованным и мотивированным, со ссылкой на фактические данные, служащие основанием для производства указанного следственного действия. Таким образом, апелляция отменила постановление первой инстанции, а материал направила на новое рассмотрение. В связи с отменой судебного решения, указал Мосгорсуд, довод о необходимости принятия частного постановления в адрес следователя и его руководителя рассмотрению судом апелляционной инстанции не подлежит.

18 декабря 2020 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы вынес постановление, которым прекратил производство по ходатайству следователя о разрешении обыска в жилище адвоката. Согласно постановлению, в судебном заседании следователь обратился с ходатайством, в котором просил не рассматривать ранее заявленное им ходатайство о разрешении производства обыска. В связи с этим суд вынес вопрос о прекращении производства по ходатайству.

Признание действий следователя незаконными

Поскольку суд не рассматривал вопрос о законности или незаконности вынесения следователем постановления о возбуждении ходатайства о производстве обыска, Юрий Михалевич обратился с жалобой на его действия в порядке ст. 125 УПК. При этом адвокат просил вынести в адрес начальника СЧ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве частное постановление.

Адвокат указывал в жалобе, что из позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении № 439-О/2005, следует, что Закон об адвокатуре устанавливает гарантии сохранения адвокатской тайны. Так, обыск в отношении адвоката допускается только по судебному решению, отвечающему требованиям законности, обоснованности и мотивированности. В таком решении должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу. Юрий Михалевич подчеркнул, что действия следователя не соответствуют принципам уголовного судопроизводства, установленным ст. 6 УПК, и существенно нарушили его права и законные интересы, гарантированные ему ст. 45, 46 Конституции РФ как гражданину РФ, а также права, гарантированные ему Законом об адвокатуре как адвокату.

Постановлением Бабушкинского районного суда г. Москвы от 24 февраля 2021 г. жалоба Юрия Михалевича была оставлена без удовлетворения. Суд при этом ссылался на ст. 38 УПК, предусматривающую полномочия следователя на производство следственных действий, а также на производство обыска на основании судебного решения. При этом суд указал, что в данном процессе не подлежат рассмотрению вопросы, связанные с процессуальной деятельностью следователя и направлением им хода расследования, в том числе по возбуждению судом ходатайства о производстве обыска и иные вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства. Апелляция согласилась с этими доводами.

Верховный Суд поддержал адвоката

Не согласившись с судебными актами, Юрий Михалевич обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. В жалобе он указывал, что, как адвокат, он относится к лицам, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам с соблюдением требований, предусмотренных ч. 1 ст. 450.1 УПК РФ, что не было учтено судом. Адвокат вновь обратил внимание, что дело в отношении него не возбуждалось, в качестве подозреваемого и обвиняемого он не привлекался, а суды первой и апелляционной инстанций формально подошли к изучению обстоятельств дела и лишь сослались на общие положения УПК о производстве обыска и полномочиях следователя, однако не приняли и не учли положения главы 52 УПК РФ.

Изучив материалы дела, ВС обратил внимание, что судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия предусмотрен ст. 165 УПК. Обращаясь к разъяснениям, приведенным в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 1 июня 2017 г. № 19, Суд напомнил, что в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК, применяется особый порядок производства по уголовному делу. Разрешение на производство следственных действий, осуществляемых не иначе как на основании судебного решения, может быть дано с учетом положения ч. 5 ст. 450, ст. 450.1 УПК РФ.

Верховный Суд указал, что следователь при вынесении в общем порядке постановления о возбуждении ходатайства о производстве обыска располагал сведениями о том, что Юрий Михалевич является адвокатом и, соответственно, относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. «Указанные обстоятельства не были приняты во внимание судом, и по данным вопросам не было высказано суждений. Что же касается ссылки суда на проведение обыска на основании судебного решения, то данное решение было отменено как незаконное, однако данный факт был проигнорирован судом», – отметил Суд и 23 августа 2021 г. постановил передать кассационную жалобу Юрия Михалевича для рассмотрения в судебном заседании Второго кассационного суда общей юрисдикции.

Судебная коллегия Второго КСОЮ согласившись с доводами Верховного Суда, посчитала допущенные судом апелляционной инстанции нарушения уголовно-процессуального закона существенными. В связи с этим кассационная инстанция отменила апелляционное постановление, передав дело на новое апелляционное рассмотрение в Мосгорсуд.

При новом рассмотрении апелляционный суд отменил состоявшееся судебное решение первой инстанции, а материал направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства. Рассматривая дело вновь, суд первой инстанции признал, что постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве обыска в жилище адвоката вынесено следователем незаконно и необоснованно, с нарушением требований ст. 450.1 УПК РФ. Указанными решением и действиями следователя нарушены конституционные права и свободы адвоката Юрия Михалевича как участника уголовного судопроизводства, гарантированные Конституцией, Законом об адвокатуре, заключил суд.

Таким образом, судья Бабушкинского районного суда г. Москвы постановил удовлетворить жалобу Юрия Михалевича, признать постановление следователя о возбуждении ходатайства о производстве обыска и сам обыск – незаконными и необоснованными. Суд обязал следователя устранить допущенные нарушения.

Только благодаря ВС РФ судьба жалобы адвоката решилась положительно

Юрий Михалевич отметил, что в изначальной жалобе, помимо того что он просил признать следственные действия (ходатайство следователя и обыск) незаконными, он также просил вынести в адрес начальника СЧ УВД по СВАО ГУ МВД России по Москве частное постановление относительно незаконных действий следователя. Однако апелляционная инстанция, удовлетворяя требования жалобы адвоката, решила в этой части ему отказать. «К сожалению, с одной стороны, и к счастью, с другой, только благодаря судье Верховного Суда РФ судьба моей жалобы решилась положительно. Изначально суды первой, апелляционной и кассационной инстанций не нашли оснований для удовлетворения моей жалобы. В такой ситуации всегда возникает закономерный вопрос: что с этими судьями не так? И почему для установления справедливости и законности нужно идти вплоть до ВС РФ, потратив при этом уйму времени, сил и средств?» – прокомментировал адвокат.

Юрий Михалевич подчеркнул, что адвокат по УПК РФ – спецсубъект, для которого предусмотрен определенный порядок проведения следственных действий. Это абсолютно не означает, что адвокат может совершать какие-либо правонарушения: «Это означает, что в силу специфики адвокатской деятельности государство предоставляет адвокату и его семье дополнительные гарантии (ст. 18 Закона об адвокатуре РФ). Вы представляете психологическое состояние адвоката и его семьи, если по каждому делу, в котором он является защитником или представителем, к нему домой будут приходить с обысками?»

Адвокат добавил, что уголовное дело, в рамках которого следствие провело у него дома обыск, было возбуждено по формальным и надуманным основаниям, а следственные действия в рамках уголовного дела были осуществлены с целью психологического давления на него и его доверителей. «Насколько мне известно, в итоге спустя 2,5 года после возбуждения, в октябре 2021 г., уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления», – рассказал он.

Размышляя над вопросом о том, почему суд изначально не удовлетворил жалобу о признании незаконными действий следователя, Юрий Михалевич отметил, что иногда суды формально подходят к изучению ходатайств следствия о проведении следственных действий, что и произошло в его ситуации при удовлетворении судом ходатайства следователя о производстве обыска в жилище адвоката. «К сожалению, в большинстве случаев система работает таким образом, что при поступлении такого рода дел действует презумпция виновности, а не наоборот. Поэтому суды не хотят признавать ошибки, допущенные другими судами или правоохранительными органами», – пояснил адвокат.

В свою очередь, Вадим Логинов в комментарии «АГ» рассказал, что он, как только узнал об обыске, сразу же связался с Юрием Михалевичем и предложил пресечь беззаконие путем обжалования решения районного суда в Мосгорсуд. «Были составлены и поданы апелляционные жалобы. Ситуацию осложнял пропуск на обжалование решения, поскольку обыск был проведен на десятый день. В результате рассмотрения апелляций в Мосгорсуде с нашим участием решение суда первой инстанции было отменено, материал был направлен на новое рассмотрение в ином составе суда. В ходе нового рассмотрения следователь даже не соизволил явиться в судебное заседание, прислав суду факс об отзыве своего ходатайства», – прокомментировал он.

Вадим Логинов отметил, что Юрий Михалевич проделал большую работу, обжаловав действия следователя в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, но лишь ВС РФ его услышал. «Считаю, что все адвокаты должны следовать его примеру, добиваясь восстановления нарушенных прав и привлечения должностных лиц к установленной законом ответственности», – резюмировал он.

Метки записи:   ,

Оставить комментарий

avatar
  
smilegrinwinkmrgreenneutraltwistedarrowshockunamusedcooleviloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionideahmmbegwhewchucklesillyenvyshutmouth
  Подписаться  
Уведомление о